НОВИНКА!!! Сталинский шторм. Jagermeister 2019

ПРОЛОГ


Так уж повелось от века, стоит пропустить один январский поход и можно вылететь из команды, егермейстер начнут распивать в зимний палатках без тебя.

Так и случилось, прохлопав зимнюю вылазку на очередной Спамберг в январе прошлого года (потребуется время, чтобы смыть это тёмное пятно), о готовящемся походе куда-нибудь в январе 2019 узнаю за пару дней до нового года, сидя у Данилы на кухне, дегустируя домашнее пиво, крепость которого хозяин не может досужие объяснить.

— Щассс включим тебя в группу!

Jagermeister 2019. Абсолютно в философии нового времени. Именно так называется группа в вотсапе, месте, где сейчас рождаются все товарищества.

pp
на бутылке подробный маршрут прошлогоднего похода

Следующие три дня ведётся активная переписка при всеобщем возбуждении. Тут Емич, Данила, Витя, Миша Машарин, Гриша, Денис Гусаров, позже присоединится и Серёга Синакин (в узких кругах известен как Sorteros). Итого, вместе со мной, нас выходит 8 человек.

Из восьмерых только Миша идёт второй раз в зимний поход, остальные же имеют циклопический лыжный опыт с почтенных размеров багажом больших и малых успехов.

Денис единственный, кто лично мне незнаком. Помню, один раз пересекались на встрече в Бумеранге, где он демонстрировал огромные снегоступы с целью пропаганды оной снаряги. Я же в свою очередь на той лекции показывал что-то из зимнего арсенала, то в чём ходим в длинные многодневки. Да, ещё о Денисе мне известно из соц сетей, что он на лыжах съехал с Эльбруса.

Варианты маршрута предлагаются всяко разные. Из-за аномально малого количества снега в этом году в центральных районах Сахалина, на некоторые предложения смотрим с большим скептицизмом. Такая волынка продолжается больше недели.

31 декабря. Надвигается новогодняя ночь. Ближе к выступлению президента в полночь, Виктор скидывает онлайн-голосовалку, где значатся четыре варианта предполагаемого маршрута:

  • Сталинский хребет (Углегорский район)
  • Цепь Ламанон (Углегорский район)
  • Славянский хребет (Смирныховский район)
  • всё равно

По итогам голосования последнего Камышового комитета выигрывает Сталинский хребет и все со спокойной душой отправляются праздновать новый 2019 год.

карта с надписями
карта маршрута

2 января, Емич, находившейся в это время в Шерегеше, сообщает, что здоровье его ни к чёрту, что он идёт за таблетками, и что есть вероятность его схода с дистанции (по плану же был его прилёт 4-го января на Сахалин и сразу на старт по выходу с самолёта).

В итоге, восемь негритят решили пойти на Сталинский, один закашлял и их осталось семеро.

Данных по будущему маршруту, кроме того что можно извлечь из карт, у нас нет.

Откуда же взялся Сталинский перевал? Привлёк, наверное, названием. Да, не наверное, а точно, именно своим названием! Будь там другие фамилии и не заметили бы.

На этом участке Камышового хребта помимо Сталинского перевала есть и горы Малиновского и Ворошиловка.

Ворошилов, Малиновский, Сталин! Звучит неплохо. Не припоминаю таких громких политимён в географических названиях Сахалина.

СТАЛИНСКИЙ ШТОРМ


ДЕНЬ 1

04.01.2019   Южно-Сахалинск — подножие горы Борисовка

… выезд из города— разделка коровы — Углегорск — старт в Медвежьем — встреча с остальными — вверх по Резвушке — поздний финиш — запах пельменей…

4-го января погода великолепная. Зимнее утро. Ровно в девять белый аутлендер заезжает во двор.

— Здорово! Давно не виделись! — жму руку Серёги.

Открывается багажник автомобиля и мы перекидываем снарягу из моем машины.

— Так! Рюкзак, лыжи, палки, ботинки, деньги, телефон, зарядка, очки, — обвожу я глазами вещи. — Вроде всё на месте. Едем!

Через пол часа, проезжая Сокол, звоню Дане.

— Алло. Привет дружище. Ну, что? Вы где?

— Забираем последнего. И двигаемся с площади Победы прямиком за город.

— Отлично. Мы в Соколе! Догоняйте.

Догоняйте, это смело сказано. Серёга едет уверенно за сотню. Гружённый же Соболь, гроза отечественного автопрома и убийца иномарок, неспешно двигается за нами с водителем и пятью пассажирами, каждый час уверенно отставая на добрых 30 километров.

DCIM100GOPROGOPR7544.JPG

Дорога дальняя, до места старта, село Медвежье, что в 30 километрах к югу от Углегорска в районе гор Ламанон, почти 300 км.

Утренний гололёд уже через час ближе к Взморью сменяется чистым асфальтом.

vzmoriee

— Взморье! Давай тормознём, — я отрываю глаза от моря справа. — Чай, кофе будешь?

Серёга тормозит слева у дороги. В придорожном кафе берём пару пирожков с кофе. Пирожки как пирожки, с капустой и картошкой быстро растворяются в желудках и мы двигаемся дальше.

Ничего примечательного в дороге не происходит, разве что мужики забивают корову в преддверии рождества в районе Красногорска.

Я этого правда не видел, и Серёга сообщит мне об этом только после окончания похода. Почему? Не известно. Любой другой на его месте, бы закричал: Смотри, корову режут! Живую!!!

16613d067bcfed06b133857e4a45c2a2

Но нет! Сергей не такой, об увиденном он расскажет только через четыре дня, на обратном пути! — Здесь, рубили корову! Живую!

Тем временем мы уже более трёх часов в дороге. Сразу после 12 подъезжаем к точке старта. Снега за окном прибавляется с каждой минутой. Зима в этом году малоснежная. Тем не менее, по мере углубления в Углегорский район, всё меньше и меньше откровенно выглядывающей травы вдоль дороги.

DCIM100GOPROGOPR7539.JPG

А вот и наши горы вдалеке. Это и есть Камышовый хребет. Протяжённость хребта составляет 400 км. Хребет является главным водораздельным хребтом Западно-Сахалинских гор.

Наш же маршрут пролегает на высотах 700-1000 метров. Высшая точка на этом локальном участке будет гора Малиновского. 981 метр.

DCIM100GOPROGOPR7548.JPG

Заезжаем в Медвежье. Село тут же растянулось вдоль трассы. Глядим две дороги уходящие через посёлок на восток, обе заканчиваются в аккурат с последним домом на улице. Дальше снег и только на лыжах.

А ведь ещё нужно съездить в Углегорск, оставить машину. Если соболиную группу везёт Саня Романов, который после заброски уезжает обратно в Южный, то нам нужно забросить машину в районный центр.

Углегорск_зимой
Углегорск. Административный центр Углегорского района Сахалинской области

Углегорск, что в 30 километрах к северу от Медвежьего, небольшой городок со скромным населением чуть менее девяти тысяч человек.

Машину бросаем в одном из дворов по улице Бумажная. Там у Сергея дальняя родственница проживает.

— Алло, вы меня слышите? — кричу в трубку. — До Медвежьего машину можно? Нас двое, с рюкзаками и лыжами… Калдина? Да, калдина подойдёт.

Пока ждём машину, натягиваю потрескавшиеся от времени оранжевые баффины, скидываю домашнюю футболку и облачаюсь в два слоя термобелья. А сегодня холодно. С утра по трассе термометр показывал минус 27 градусов.

Через 15 минут во двор въезжает тёмно синий автомобиль. Водитель в спортивной одежде с тёплыми тёмными ботинками до колен, кореец, хотя и без улыбки, но с участием открывает багажник и помогает распихать рюкзаки и лыжи в машину. Я сажусь вперёд, Серёга располагается на заднем сидении.

Обратный путь до Медвежьего совершаем быстро, менее чем за 30 минут, по пути обгоняя бесчисленные гружённые углём камазы.

— Сколько с нас?

— 600 рублей.

DCIM100GOPROGOPR7554.JPG

Расплачиваюсь с таксистом и мы остаёмся в тупике сельской дороги, откуда уже всё закрыто снегом. Вокруг никого, но из некоторых домов идёт дым и согласно последней переписи проживает здесь 74 человека.

Медвежье! Хорошее название. Интересно, что один из вариантов названий села в 1947 году было «Лебедево». Вероятно, медведей в окрестных лесах оказалось больше чем лебедей.

DCIM100GOPROGOPR7559.JPG

Пытаюсь вызвать группу Соболь, но безуспешно. Скидываю сообщение о точке старта и через пять минут мы уже на лыжне. Приключения начинаются!

Сегодня движение будет преимущественно по горизонтальной поверхности земли, поэтому беззаботно сдёргиваю камуса с лыж под палящим солнцем.

Пока вожусь с инвентарём, Серёга утопывает вперёд по полям и лугам. Тропёжка неглубокая, снег проваливается не более 10-15 см.

ВИДЕО / День 1 Старт в Медвежьем / Продолжительность 0:46

Спустя час подходим к развилке, решаем передохнуть. Здесь нас догоняют парни, которые прибыли в Медвежье на 20 минут позже нашего.

Приветствия, болтовня в течении десяти минут, пока вся группа не собирается вместе.

— Вот дилемма, по какой тропе двинем? — Серёга в очередной раз объясняет два варианта захода к предвершине. — В обоих вариантах на спутнике проглядывается старая дорога.

— Налево логичнее будет. Путь короче. По широкой реке, погодя выйдем к отрогу.

5

Нас семеро и дальше двигаемся вместе.

Время почти четыре по полудни. Сваливаемся в долину реки Резвушка и в течении полутора часов уверенно идём по руслу сквозь Венский лес.

ВИДЕО / День 1 Идём по дороге / Продолжительность 0:48

Я неспешно бреду в середине колонны, пожёвывая снег, который приятно тает во рту. В какой-то момент лыжня резко сворачивает направо и уходит на крутой гребень. Чудесный подъём для скользких лыж. Вот голова садовая. Приходится одеть камус. Забираюсь на плато.

7

Наверху собираемся вместе. Короткий перекур.

9

— Какой план?

— Двигаемся ещё пол часа. До темноты. В полутора километрах начнётся резкий подъём. Можно встать перед ним.

— Ок.

Через 15 минут в лесу вновь натыкаемся на останки заросшей дороги, которая уверенно ведёт нас в нужном направлении. Плавно начинаем подходить к главному отрогу, что завтра по утру выведет нас к горе Борисовка.

Уже в сумерках разбиваем лагерь.

Семь человек. Пять палаток. Три однёрки, две двойки.

Я и Даня, каждый из нас в отдельности, идёт касательно снаряжения и питания в абсолютном соло. Исключительно для набора опыта. Поэтому у меня на ужин гречневые хлопья с сушёной говядиной.

11

Пока пережёвываю сушёное мясо, долетают запах и звуки пельменей с киселём. Кухня дымит, народ возится вокруг. Ден включает колонку и музыка разносится по ночному лесу.

В начале восьмого уже лежу в спальнике. Засыпаю под разговоры о том когда выходить на следующий день. 


ДЕНЬ 2

05.01.2019  подножие горы Борисовка — в 1,5 км к северу от горы Малиновского

… лось — обед под солнцем — гора Борисовка —сорванный карниз —  Ворошиловка — вечерний лагерь …

Несмотря на ранний отход ко сну вчера, проснулся в восемь от яростного громыхания кастрюлями в 15 метрах к востоку. Судя по голосам все уже встали и вылезают из своих палаток.

Утро наступает быстро и неожиданно. Сколько на часах? 8.10. Если начали громыхать кастрюлями, значит ещё час как минимум, а то и больше. Засовываю в спальник баллон газа, закутываюсь обратно и дремлю до 8.40.

Ближе к девяти зажигаю горелку. Внутри фанзы кипячу кастрюлю воды. Снег достаю тут же с улицы. Внутри парит. Приоткрываю дверцу и вроде как большая часть пара выходит наружу.

Поход в этот раз недлинный, поэтому приготовление еды внутри палатки не очень то и беспокоит. Заморачиваться со стряпнёй снаружи желания нет.

В чашку закидываю порцию быстроразводимой каши с мелким изюмом цвета желтовато-болотного. Остатки воды выливаю в полиэтиленовую литровую фляжку. Быстро заканчиваю с завтраком.

Горелка продолжает мирно работать меж двух ботинок. Под потолком висят носки, перчатки, варежки, внутренники от буцефалов и шапка.

DCIM100GOPROGOPR7649.JPG

Палатка, с весом в районе одного килограмма, очень маленькая. Приходится быть аккуратным, чтобы свернуть надувной ковёр и полностью одеться внутри.

Через 10 минут сижу на рюкзаке полностью наряженный в зашнурованных ботинках. Передо мною продолжает работать одинокая горелка. Пять минут. Ровно пять минут даю себе после полного одевания в таком режиме похода. Пять минут хватает чтобы привести окончательно общую температуру разных вещей в единую норму с температурой тела. В узкую щель приоткрытой палатки вижу пока ещё рваное, но уже голубое небо. День обещает быть солнечным!

Тушу плиту. Выкидываю рюкзак на улицу. Вылезаю. Ещё пять минут уходит на упаковку однослойного оранжевого тента и двух чёрных дуг в рюкзак. Встёгиваюсь в лыжи.

— Всем доброго утра!!! — аккуратно, дабы не раздавить кастрюли протискиваюсь сквозь кухонную поляну. — Я двинул потихоньку!

— Давай. Минус 18 сегодня!

Тут же присоединяется уже готовый Серёга и мы вместе начинаем тропить лыжню.

Через 15 минут дорога достигает пологого гребня и убегает вниз. Здесь налево. Ещё раз сверяюсь с картой. Отсюда начинается отрог, который выведет нас прямо на горы Борисовка и Ворошиловка и позволит подняться на Камышовый хребет. Прячу в карман навигатор и уверенно поворачиваю в лес, средь ёлок и берёз.

Начинается затяжной подъём с небольшим уклоном. В начале не более 15 градусов.

img_9052 копия

Распогоживается. На ветке сидит неизвестная птица и свистит. Первое лесное существо в этом походе. Тёмная раскраска ближе к коричневому оперению. Бока и грудь белые в чёрную точку. Орнитолог из меня никакой, но это точно не воробей. Слишком крупный.

DCIM100GOPROGOPR7578.JPG

Пока ещё утро и снег искрит в первых лучах солнца, огромные ели вместе с нами дружно ползут наверх по отрогу. Ветки в снегу, поэтому приходится аккуратно обходить низкие деревья иначе снег валится за шиворот. Снега много.

Поочерёдно сменяя друг друга продолжаем двигаться наверх. В какой-то момент догоняет Даня. Тут же сзади появляется и Виктор. На своих широких скитурных лыжах уверенно двигается вперёд.

лось
Иваницкий Виктор

Останавливаюсь, пропуская Витю. Самый молодой из нас. Лось, паровоз… Все эти прозвища подходят для него.

— Давай Витя!

Дури дохрена. Тропить может один за всех.

Но я и не возражаю. А чего тут возражать то? В этом походе за 4 дня, тропил я час от силы за всё время. Видимо старею. Может больше пью? Годы берут своё. Ближе к сорока замечаешь, что нет уже той молодой прыти.

Ну да ладно, пока есть Витя, о тропёжке можно и не думать. И я в приподнятом настроении продолжаю уверенно путь наверх по широкой скитурной лыжне. Очень удобно.

После каждого обгона тобою кого-то или тебя кем-то, воцаряется тишина. Лишь хруст снега под лыжами и скрип левого крепления.

DCIM100GOPROGOPR7580.JPG

До двенадцати бредём вверх через лес. Лишь изредка среди деревьев можно увидеть соседние горы. И там снега достаточно. Идёшь словно по коридорам из снежных елок, порою выходя в ярко светлые вестибюли с видами на горы напротив, которые словно охраняют нас.

Утро второго дня, только начинаю приходить в себя. Первый раз в этом году стою на лыжах. С утра пока тяжеловато. Но глубокая готовая лыжня под ногами заставляет хотя и медленно, но двигаться.

Сзади постоянно открывается гора Краснова. Часто оборачиваюсь полюбоваться грандиозным зрелищем древнего вулкана. Идеальная фигура.

img_9059

Гора является частью древнего вулканического массива Ламанон. Гора Краснова — высшая точка Приморской цепи Западно-Сахалинских гор. Первый раз побывал я в тех краях в 2012 году 2012 Восхождение на Краснова (и поход в 2014 году на соседний вулкан 2014 восхождение на Ичару)

Есть и другие названия. Колдун, иногда Михайловская, по фамилии командира, разбившегося здесь в июле 1973 года на самолете Ил-14. Он выполнял пассажирский рейс из Южно-Сахалинска в Шахтерск и врезался в гору Краснова.

Официальная версия причины происшествия – ошибка экипажа, а именно преждевременное снижение. Погибли все, кто находился на борту. Информация по точному числу жертв разнится.

Тем временем, в половине первого впереди вновь появляется Даня.

img_9082 копия

— По обеду договаривались? — тормозит он, шагая влево.

— Нет, — притормаживаю я рядом. — Думаю на всех можно не ориентироваться, давай в час остановимся, перекусим.

— Договорились.

DCIM100GOPROGOPR7582.JPG

После небольшого открытого плата сызнова лес. Среди ёлок сидит Серёга без ботинка. Клеит пластырь.

— Помощь нужна?

— Нет, всё нормально, мозоль заклеиваю.

— Ну давай, не замерзай! — и я двигаюсь дальше.

img_9094

Увеличиваю темп. Миновав пару затенённых участков, располагаемся на шикарной поляне под палящим солнцем. Данила натягивает куртку.

Пока я разбираюсь со штанами, а затем с кастрюлей, нас потихоньку обходят сперва Миша, затем Грег, и самый последний, абсолютно не потея, бредёт Денис. Ихняя часть обеденной групповой раскладки где-то впереди в Витином рюкзаке, в силу этого, как собаки Павлова, они вынуждены идти вперёд и вперёд.

В течении получаса варим обед и кипятим воду на вторую половину дня. На обед немного сухой лапши, сушёные овощи, рыба, мясо.

img_9075 копия

Ближе к двум выходим. Буквально через 30 минут за пригорком натыкаемся на базовый обеденный лагерь перед горой Ворошиловка. Здесь кипит жизнь, на обед выдают борщ и сало.

DCIM100GOPROGOPR7592.JPG

— Макс, заходи к нам! Мы тебя чем-то угостим! — кричит Миша, держа в руке початый егермейстер. Видно, что акклиматизация проходит согласно принятой документации.

— Нет, спасибо! Мы двинемся дальше! Догоняйте!

img_9100 копия

Продолжаем движение вверх. Тут же от обеда отрывается и шагает за нами и Витя.

Быстро набираешь высоту, словно ты на самолёте. Но шикарные виды со всех сторон заставляют тормозить.

img_20190105_144056_hdr

Выходим на длинный гребень. Снежные тяжёлые карнизы обрываются на восток. Сейчас в январе они ещё неустойчивы, лучше держаться от них подальше.

Разговор неожиданно переключается на кеторол, а именно куда его лучше колоть. В задницу или в бедро? Данила уверен, что в ягодицу, я не спорю. Идём дальше.

img_9146 копия
Машарин Михаил

Перед вершиной пропускаем вперёд Витю и Серёгу.

DCIM100GOPROGOPR7594.JPG
Синакин Сергей

Серёга ещё счастливый, ибо лыжа пока цела. И не подозревает, что уже через два дня одна из лыж сразу за Сталинским перевалом будет переломана на две части.

img_20190105_141747_hdr

Группа растягивается. Поднимаюсь наверх по довольно ровному и широкому отрогу.

На вершине Ворошиловки ждёт Даня.

— С первой вершиной! — кричу ему.

— Да, погоди ты! — Данила достаёт карту. — Это не Ворошиловка, это гора Борисовка.

— Уверен?

— Да, это она, — он водит пальцем по телефону с картами.

— Тьфу, ты чёрт! — большой кусок замёрзшей слюны запускаю на юго-восток вниз через карниз. — А где Ворошиловка?

img_9122

— Ну, наверное, вон та! — показывает рукой на восток, где высятся две полукруглые сопки. — Час ходу.

ВИДЕО / День 2 гора Борисовка / Продолжительность 0:51

Двигаемся дальше. Небольшой спуск с Борисовки даётся с трудом. Там где скитурщики уже съехали, бэккантрийщикам приходится опять нарезать серпантины и лесенки, кое-где и на заднице.

img_20190105_145739_hdr

— Это что за горы там? — Даня указывает на восток

— Там Макаров, Туманово, Лермонтовка. Похоже на Лисянский хребет. Море видишь?

— Думаешь там море?

— Уверен. Мы же на острове!

img_20190105_144250_hdr копия

Внизу уже торчит красный камус стремящийся в небо. Миша, начавший спуск за пару минут до этого, безуспешно пытается вылезти из сугроба. Добрых полторы минуты уходит, на то, чтобы выйти ему из неловкой ситуации кверху задом.

img_20190105_141741_hdr

До Ворошиловки совсем немного. Вот и крайний подъём на вершину. Губы трескаются на морозе. Не могу найти помаду. Все тюки, мешки, ящики… были пересчитаны и переписаны перед укладкой в рюкзак. Однако факт на лицо: помады нет. Вот растяпа.

img_20190105_143055_hdr копия

Иду сквозь мелкий подлесок с деревьями, растущими словно волосы у начинающего лысеть мужика.  Вроде и лес есть, но очень уж он редкий и жидкий. Чем ближе к вершине, тем всё вокруг становится ниже.

img_9184

Выбираюсь на крайний отрог. Иду по широкому гребню. Впереди хорошо видна вершина Малиновского.

Подход к Ворошиловке по отрогу словно через коридор, обрамлённый с одной стороны заснеженными деревьями, с другой обрывом. В каком-то месте вижу, что один из снежных гребней отсутствует. Вон он! Видно, что сошёл совсем недавно. Ошмётки разбросаны далеко внизу в русле заснеженного ручья. Интересно, кто-то из наших спустил или до этого сошёл?

А вот и вершина. На Ворошиловке тригопункта нет. Гребень плавно начинает понижаться, а это значит, что высшая точка уже под ногами. Высота 916 метров.  Подходит Даня. Витя с Серёгой уже здесь, ждут нас. Миша где-то сзади крадётся по лесу. Денис и Гриша только начинают спускаться с Борисовки.

— Ворошиловка? — кричу парням.

— Она самая! — Серёга поёживаясь от мороза переминается с ноги на ногу. — Карниз видели вниз сошёл?

— Да, кто спустил?

— Витя. Шёл в метрах четырёх от края. Под левой лыжей ушёл вниз. Чуть левее и мог улететь.

— Бывает. Давайте сфотографируемся! — достаю фотоаппарат. — Ждать всех смысла нет! Замёрзнем. Фото и двинем дальше.

На вершине проводим лишь пару минут.

DCIM100GOPROGOPR7600.JPG
слева направо: Пасюков М., Синакин С., Волосович Д., Иваницкий В.

Потеплело. Можно и кофту снять. Скидываю рюкзак, немного холодной воды из фляжки. Парни в это время уже двигаются на юг.

DCIM100GOPROGOPR7602.JPG

Фотографирую уходящий ребят и ещё пару минут стою на вершине. До горы Малиновского, высшей точки нашего маршрута пол дня пути. Она явно выделяется на хребте. Отсюда словно птичий клюв.

Рассматриваю внимательно завтрашний путь на вершину. Малиновского, кажется, с востока имеет даже отрицательный угол. Но это обман.

img_9189
вершина Малиновского в верхнем левом углу

Лёгкое дуновение ветерка нежно и благоуханно. Это предвестник завтрашней непогоды. Начинаю спуск. Придётся сбросить чуть меньше сотни метров и на высоте 800-850 метров плавно подойти к следующему подъёму.

Вечереет.

ВИДЕО / День 2 гора Ворошиловка / Продолжительность 0:50

Так мерно и бредём до самых сумерек. Группа по прежнему растянута. Хотя мне, идущему четвёртым видно и первых трёх и двух отстающих, которые только сейчас спустя пол часа появляются на Ворошиловке. Третьего не видно. Миша ещё где-то между Борисовкой и Ворошиловкой.

DCIM100GOPROGOPR7606.JPG

Вершина Малиновского то исчезает, то появляется вновь. До неё всё меньше и меньше. Полтора километра. На часах уже почти половина шестого. Надо разбивать лагерь.

Захожу за пригорок, лыжня убегает за поворот. Но тут с горы выныривает штурмо-тропильная группа. Сперва Витя, за ним Серёга.

— Дальше встать негде. Крутой подъём наверх, — подошедший Серёга обводит взглядом вокруг.

— Давайте прям здесь, вон чуть ниже! Между деревьев и встанем. Здесь можно неплохо укрыться от утреннего ветра на завтра.

img_9234

Решение принято. Разбиваем лагерь. Штиль, стоявший два последний дня, начинает сменяться лёгким ветерком. Верхушки деревьев пока ещё неохотно, но начинают движения. По прогнозу в ночь будет усиление ветра и завтра с утра пойдёт мелкий снег, на обед же ситуация ухудшится.

Выбираю место под палатку, топчу снег. Во рту сушёная кета. Немного солоноватая, но сейчас на это не обращаешь внимание.

А ветер усиливается. Там наверху с западной стороны уже доносится шум покачивающихся деревьев. Молчаливые ещё недавно вокруг берёзы, начинают болтать своими ветками, но пока без напряга.

DCIM100GOPROGOPR7608.JPG

Проходит ещё минут сорок, и уже стоит несколько палаток. Каждый возится со своими делами. Нет только Миши.

— Видел его минут 30 назад в крайний раз вон на том дальнем гребне. Спускался за мной. — говорит Ден.

До темноты ещё минут тридцать, время у Миши есть. Через 10 минут появляется и он сам. Сидя на краю палатки, машу ему рукой.

— Чего так долго?

— В шиномонтаж заезжал, — Миха поднимает лыжу, демонстрируя остатки белого лейкопластыря, размазанного по носку лыжи. — Скоба от камуса отлетела. Замотал пластырем.

img_9236

Закипает вода. Я ковыряюсь в герме с продуктами. Что у нас сегодня на ужин? На ужин у нас цыплёнок терияки! Но это на той стороне лагеря цыплёнок, а у меня в кастрюле как ровно и сутки назад, продолжают булькать отвратные гречневые хлопья. Буль- буль-буль. Сомнительное удовольствие. Зато сколько калорий! Завтра они точно понадобятся.

img_9247

— Щас колбасу с салом выдавать начнут! — говорю Дане, также как и я, с кажущейся грустью, ковыряющемуся в тарелке неподалёку.

Но нет, к тирияки сегодня подают какао. К счастью, ветер уносит запах в противоположную сторону, поэтому я незамедлительно забираюсь внутрь, закутываюсь в спальник и засыпаю.

Второй день подошёл к концу.


ДЕНЬ 3

05.01.2019   в 1,5 км к северу от горы Малиновского — в 100 метрах к востоку от вершины

… ночной ветер — снег — сильный ветер — вершина Малиновского —  ветер продолжает усиливается — разбиваем лагерь — незапланированная штормовка …

За ночь просыпаюсь несколько раз, ковёр спускает. Несмотря на наличие ремнабора, обнаружить дырку сейчас будет едва ли возможно. Спускает уверенно, но очень медленно. Каждые 2-3 часа приходится отогревать потрескавшимися губами замёрзший клапан и закачивать туда кислород.

А ветер за стенами жилища крепчает, но мы стоим спрятавшись от ветра. Здесь относительно тихо, вот только хорошо доносятся сильные порывы ветра оттуда сверху, из-за отрога. С утра будет более чем свежо. Об этом я думаю пока надуваю ковёр, между этим пытаюсь выспаться.

На рассвете погода мрачная, идёт снег.

Окончательно глаза открываю в семь утра. Опять грею баллон с газом. В половине восьмого слышу уже Гришины шаги по лагерю. И есть же желание у людей вылезать из палатки за два часа до того, как ты оденешь рюкзак на плечи, мерзнуть, растягивать то, что можно сделать внутри палатки за 30 минут! Ну да ладно. Хозяин барин.

Продолжаю мирно лежать в спальнике под доносящиеся звуки кухонной готовки. Ден вновь предлагает всем сало. Откуда же столько сала то у него? Вроде и идёт налегке в режиме лайт энд фаст, а сколько же сала с собой тащит. Кроме сала у него ещё есть что-то?!

— Когда выходим? — кричу наружу.

— 20-30 минут, минимум!

А время течёт. Механические движения. В 9.30 сижу на рюкзаке в изнову пустой палатке. Передо мной вновь зажжённая горелка. Пять минут. Ветер продолжает завывать где-то далеко снаружи. Мелкая белая крупа сыпет на палатку.

Наверху будет свежо.

Поверх перчаток натягиваю рукавицы, которые уберегут пальцы. Поверх ходовых штанов, натягиваю тонкие пуховые, которые помогут на вершине уберечь колени от пронизывающего ветра. На тело поверх трёх слоёв термо натягиваю дополнительную мембранную куртку, она защитит тело и плечи от холода. На голову надеваю балаклаву, она спасёт лицо от обморожений. Поверх балаклавы, одеваю горнолыжную широкую маску, она спасёт глаза. В верхний клапан рюкзака засовываю сухие собачьи двойные варежки, купленные на центральном рынке. Варежки уже не раз выручали. Долго в них не проходишь на ветру со снегом, намокнут. Но на короткой дистанции, когда нужно согреть пальцы и привести их в чувство, отлично помогают. Они вселяют в меня уверенность.

DCIM100GOPROGOPR7619.JPG

— Ну что идём? — это голос Данилы за палаткой.

9.40. Вылезаю из палатки. Данила проходит мимо и топает по вчерашней уже сильно запорошенной лыжне в сторону Ворошиловки. Оборачиваюсь и вижу Серёгу, который тоже только двинул, но в сторону Малиновского, Странно!

— Даня! Ты куда?!

Тот молча разворачивается на 180 градусов и шагает уже по свежей лыжне.

Лагерь почти собран. Помимо меня самого, готов ещё только Витя. Остальным троим ещё собираться минут 10. Запихиваю палатку в спальник и выдвигаемся вдвоём по лыжне.

DCIM100GOPROGOPR5495.JPG

Сегодня главное не спешить. Времени много не выиграешь, но можно лишний раз вспотеть. А это нам не нужно. С дополнительной одеждой, которая спасает наверху от ветра и холода, темп чуть снижается, зато организм чувствует себя вполне сносно.

Термометр показывает минус 25.

img_9257

Заворачиваю за бугор. Наверх уходит крутой подъём. Втроём на бэккантрийных лыжах нарезаем серпантины. Витя на скитурах и крепах с регулируемой пяткой срезает наши углы и идёт по кратчайшему пути.

Видимость 100-150 метров, в зависимости от того в какую сторону смотреть. Поднимаюсь по гребню ещё метров на 50. Леденящий ветер. Лезть дальше наверх смысла нет, сдует к чертям.

Собираемся вместе на предвершине длинного гребня и решаем пройти с востока под небольшими карнизами укрывшись от ветра, а дальше подниматься вновь.

Первый начинает траверсировать. Чуть погодя, когда впередиидущий проходит начальные 25 метров, начинает движение второй и так далее.

img_9259

Под одинокими невысокими берёзами собираемся вчетвером.

— Нужно ждать остальных!

DCIM100GOPROGOPR7621.JPG
Волосович Данила

Хребет делает тут небольшой поворот, поэтому в какой-то редкий момент секундного просветления вдалеке я различаю одну фигуру. За ней ещё две. Парни начинают только первый подъём.

img_9264

С Серёгой уходим вперёд, Витя с Данилой остаются в ожидании всей группы.

Вновь выбираемся на гребень. Тропёжки сегодня практически нет. Плотно задутый снег наверху и лишь ломающиеся заструги. Проходит минут десять, мы уже довольно далеко, я оглядываюсь назад, но там никого. Белая пелена. Долго, всё очень долго!

Впереди длинный затяжной гребень. Проходит ещё минут десять и в конце различаю маленький спуск, небольшое плато и вскоре из тумана уже вылазит крайний короткий подъём на вершину Малиновского.

Серёга первым подходит к крайней ступени. На лыжах не подняться. Снимает и преодолевает крутую десятиметровую ступень Хиллари пешком. Выглядит не сложно.

DCIM100GOPROGOPR7624.JPG

Четыре минуты проходят и я делаю тоже самое. Выбиваю пару ступенек и выбираюсь на большую поляну, уходящую на юг, с едва заметённым стлаником. Ветер усиливается. В какой-то момент он даже кажется валит с ног. Порывы ветра явно превышают 20 м/с.

Мне открывается большой равнинный участок, вдалеке кажется чуть выше. В одиночестве бреду туда. Где же вершина?

Явной вершины на Малиновского, как казалось, нет. Нет и тригопункта.

Серёга остаётся позади, возится с рюкзаком. С запада пологая сторона убегает сперва плавно, затем чуть стремительнее к низу. С востока Малиновского заметно круче обрывается ниц. Тут же и незначительные снежные карнизы по всей длине. Никаких рёбер. И выглядит всё это вовсе не грозно, как могло показаться вчера с Ворошиловки.

DCIM100GOPROGOPR7630.JPG
Беляков Гриша

Это, конечно, не Эверест, гора не сложная, да и на Сахалине есть горки помасштабнее, но то состояние погоды которое творится вокруг осложняет дальнейшее движение на юг. А деваться не куда, не возвращаться же в утренний лагерь.

Подхожу к тому месту, которое как мне кажется возвышается над всем вокруг. Вершина под ногами! Самая высокая в этом походе. Высота 981 метр.

Сейчас, когда видимость очень плохая и видны лишь крутые спуски, кажется, что ты на самой высшей точке острова. Но это не так. Плотная завеса ветра со снегом оставляет меня одного. Никого не видно. Достаю пуховку, закутываюсь и сажусь на рюкзак. Руками обхватываю колени.

Несмотря на мощный холодный ветер, мне не холодно. Проверенное годами отрепье крепко сидит на теле, не пропуская лишний холод. Главное пальцы ног не поморозить.

Вскоре из серой каши выходит Серёга. Топает ногами, чувствует, что они замерзают.

10-15 минут и начинают подходить остальные. Даня, Витя, Гриша.

Холодно. Пока Грег достаёт советский флаг, появляется и Миша. Дениса всё нет.

— У него там какие-то проблемы с ногами. Замёрз. Вставляет грелки. Но он рядом, — Миша машет на юг.

Флаг вяжем к лыжной палке.

DCIM100GOPROGOPR7626.JPG
слева направо: Пасюков М., Иваницкий В., Синакин С. (в серой куртке), Беляков Г. (с флагом), Волосович Д., Машарин М. (Гусарова Д. нет на фото)

Пару минут каждый занимается своими делами. Надо ждать Дениса. А вот и он!

— Всё в порядке?

— Да, отлично. Грелки вставил в ноги. С утра подмёрз. Сейчас всё норм.

Вся команда в сборе. Ветер уже слишком сильный. Порою движения затруднены.

Продвигаемся дальше. Снежная пелена на юге резко ныряет вниз метров на 15, дальше сразу высокий узкий гребень уходящий наверх. За ним похоже выполаживается, но ни черта не видно. Ветер здесь на западной стороне особенно сильный.

img_9277

Даня, Витя, Серёга, Миша и Ден, впятером спускаются вниз и подходят к крутому склону и вроде-бы начинают подъём.

Я в пятидесяти метрах от них сзади, и чётко понимаю, что пора заканчивать. Опыт полученный при обморожении на Онорском хребте пару лет назад не прошёл даром. Пальцы на ногах до сих пор напоминают о себе. Сегодня здесь пахнет тем же самым. С той лишь разницей там мы хоть знали куда идём и где будет наш лагерь. Сегодня же мы идём вперёд с расплывчатой формулировкой — «спрячемся где-нибудь в районе Сталинского перевала», а ведь нужно ещё до него добраться.

Возможности дальнейшего продвижения с такой погодой весьма ограничены и сомнительны. Да и к чему это? Не на пик же Ленина лезем любой ценой, всего-то Сталинский перевал высотою 845 метров. В тридцатых за такие мысли меня бы минимум в ГУЛАГ сослали. Но на дворе 6 января 2019 года, и сегодня в ночь будет Рождество!

— Эй, парни! Подождите! — кричу и машу им рукой. — Надо тормозить! Погода портится!

img_9284
принимаем решение о разбивке штормового лагеря на горе Малиновского

Реакция неоднозначная, а вернее, совсем непонятная. Все в горнолыжных масках, лица укутаны. Можно положиться только на человеческую речь и интонацию.

Моё поведение продиктовано осторожностью и сознанием риска.

— Ветер местами валит с ног. Видимости нет! Прогноз на после обеда только ухудшается. Ветер ещё поднимется на 5-7 м/с. Надо разбивать лагерь!

— Лагерь? Где?

— Здесь! — машу рукой налево. — Здесь можно и встать! Под вершиной.

Никаких принципиальных возражений не звучит. Оценивая наши реальные шансы, похоже никто и не возражает. Комитет только одолевает одна мысль, как здесь разбивать лагерь?

Подхожу к снежному застругу у края каменной стены. Наверное, здесь можно будет поставить пару палаток.

Даня в это время идёт дальше по каменной широкой полке, под вершиной. Машет оттуда рукой. Неплохое место для лагеря. Сильно продувается ветром, но это лишь завихрения. От сильного прямого ветра мы скрыты самой маковкой горы Малиновского. Мы на восточном склоне, встаём аккурат чуть ниже вершины метров на 20-30.

ВИДЕО / День 3 Разбиваем Штормовой лагерь / Продолжительность 0:44

Занимаемся обустройством. Полка местами забита снегом, приходится работать лопатой. Пять палаток вытягиваются с севера на юг, прячась под каменной стеной. А термометр показывает всё те же минус 25. Порывы ветра не прекращаются.

DCIM100GOPROGOPR7640.JPG
Гусаров Денис

Лопатой и лыжами выравниваю площадку под палатку. Кольями служат две лыжные палки и пара лыж. Оттяжек явно маловато. Да и палатка, штурмовой вариант для коротких соло восхождений, не является лучшим вариантом при таком ветре. Но сегодня выбирать не приходится.

Минут 30 уходит на установку лёгкой однослойки с двумя дугами без тамбура. Палатка полная снега. Пока вытряхиваешь, набивается новый. Лыжи приходится закапывать глубже в снег, за них крепятся оттяжки.

Наконец-то  забираюсь внутрь. Прячусь даже не от того что на улице минус 25. Боюсь, чтобы палатка не улетела.

Проходит минут пять, авгиева конюшня вновь полна и вновь я, словно маленький муравей на четырёх лапках, разгребаю всё кругом от снега.

DCIM100GOPROGOPR7635.JPG

Внутри маленькое пространство в 2,5 квадратных метра и всё ходит ходуном. Края палатки подпрыгивают при каждом порыве, но я уверенно продолжаю сидеть в центре на рюкзаке.

Сняв заснеженные рукавицы, соскабливая наледь на бороде, пытаюсь выбить лёд из горловины фляжки. Хочется пить.

В этот момент Миша с гордостью объявляет на весь лагерь, что анемометр показывает скорость ветра 26 м/с.

Время 13.30. Делааа! Быть нам тут до завтрашнего утра как минимум. С чего начать? Обстановка странная. По прежнему пытаюсь решить проблему со снегом, пока он не начал таять внутри палатки. Полностью отряхиваю одежду, вытряхиваю белую крупу со всех закоулков рюкзака, откатываю боты и оттуда вытаскиваю весь снег. Долгих 15 минут уходит на то, чтобы в палатке стало чище.

ВИДЕО / День 3 вечер в Штормовом лагере / Продолжительность 0:40

Вытаскиваю ковёр и пытаюсь надуть. Губы, то ли от холода во время утреннего перехода, то ли ещё от чего, дуть отказываются. Словно ты бухал вчера весь вечер. Чё за чертовщина?!

Продолжаю разбираться с вещами. Вытаскиваю заиндевевший спальник, переодеваюсь в сухие носки, верхнюю одежду запихиваю обратно в рюкзак. Наконец-то надуваю ковёр и залезаю внутрь спального мешка. Блаженство!

Ветер закручивается на вершине и обходя нас с плеча, задувает откуда то с юга. Вокруг меня тонкий оранжевый материал, а за ним холод и ветер. Хотя нет. Вру! Снаружи опять готовиться что-то на обед. Сегодня там рыбный суп. Охренеть! Рыбный суп! Ну и сало с колбасой!

Пока за бортом все заняты кто супом, кто продолжает рыть окопы, я заглатываю батончик шоколада.

Одежда влажная, сильно намокли рукавицы и верхонки. Балакалава и шапка насквозь. Ну и ботинки!

img_20190106_123722

Завтра по прогнозу к одиннадцати вылезет солнце. Снег перестанет идти ночью. Ветер к утру начнёт потихоньку сбавлять обороты и уже к вечеру дня стихнет до 4-5 м/с.

Утром нужно будет по максимуму высушить всю одежду. Часа полтора придётся топить горелку, а значит сегодня остаюсь без газа. Запас воды с утра почти не тронут. Пообедать и поужинать можно будет изюмом, сушёной рыбой, мясом и шоколадом.

Весь день провожу в полудрёме. Ветер по прежнему свищет снаружи, барабаня по палатке. В полузабытьи не чувствую течения времени.

Нужно думать об изменении плана движения.

карта с надписями

— Маршрут меняется? — кто в палатке, кто на улице, но все слышат друг друга и мы решаем, что делать из-за потери ходового дня.

— Можно уйти на дорогу сразу после Сталинского перевала через гору Ожидания.

— Если спускаться по реке Светлая, то можно пройти через озеро, — раздаётся голос Серёги.

— Там и дорога старая на карте обозначена. Идёт от озера на запад. По ней выйдем на трассу в 11 километрах южнее Медвежьего.

Данила, будучи офицером связи, звонит на большую землю, уточняет прогноз погоды. Всё верно, завтра улучшение. Солнце со всё ещё сильным ветром с утра. Но уже ближе к двенадцати ветер должен начать спадать.

DCIM100GOPROGOPR5500.JPG

Спальник мокрый. Если залезть в него с головой, то сейчас можно увидеть светлые пятна оранжевой палатки. Скомканные мокрые пуховые пакеты, не имея возможности восстановится, отказываются расправляться и греть моё тело.

Неожиданная днёвка! Мысли уносятся куда-то далеко в Южно-Сахалинск и там пребывают до самого вечера.

За вечером приходит и ночь. Все сидят по своим палаткам. Кажется многие уснули. Только из соседней двойки доносится бормотание. Гриша вещает сокамернику анекдот про русского, японца и американца. Анекдот старый., ему лет 300, но и я хихикаю внутрь спальника. Дух нашей команды неизменно хорош!

С ковром всё те же проблемы  и его приходится всё также поддувать. Время уже 12 ночи, а я ещё не сплю. Холод пробивается через однослойную палатку и мокрый спальник. Довольно сомнительное удовольствие, я вам скажу.


ДЕНЬ 4

05.01.2019   вершина Малиновского — выход на дорогу

… рождественская ночь — по прежнему ветер — по гребню —  Сталинский перевал — сломанная лыжа — вниз по речке Светлая — озеро — выход на дорогу — поздний финиш  …

Ближе к трём ночи после безуспешных попыток заснуть, всё таки зажигаю горелку. Тёмная и мрачная палатка озаряется тусклым светом пламени. 10 минут молча греюсь потирая руки над огнём. Одеваю пуховые штаны и куртку.

Ветер за палаткой немного уменьшился. Порывы всё ещё очень сильные, но реже. Палатка дрожит, полотнище угрожающе хлопает.

Сегодня Рождество. Отлично справляем! Залезаю полностью в спальник, тушу горелку и проваливаюсь в глубокий сон.

Под утро неожиданно просыпаюсь, выхожу из палатки, в течении 20 минут пакуюсь и не сказав никому не слова покидаю в темноте лагерь. Под порывами ветра переваливаю хребет на западную сторону и по уходящему на запад ручью ухожу с вершины горы Малиновского в сторону села Медвежьего.

Удивительно, но уже через пару часов я в Медвежьем. Светает. На пока ещё тёмной улице встречаю одинокого мужика в чёрной кроличьей шапке, такого же цвета хлопчатобумажных штанах и куртке. Его походка изуродована тяжёлым мешком на плечах.

— Ты откуда? — спрашивает он меня, опуская мешок.

— С Малиновского!

— С Малиновского? Гм, – говорит мужик, скептически и задумчиво продолжая курить сигарету в углу рта, исподлобья глядя на меня. — А сюда как вышел?

Этот вопрос ставит меня в тупик, не могу вспомнить название речки по которой спустился. Я очень сильно напрягаюсь, и всё-таки не могу вспомнить. И ещё больше не понимаю, как я мог спустился с Малиновского всего за пару часов в метель, когда мы забирались туда двое суток.

Мотаю головой вправо, влево, вправо, влево и…. просыпаюсь!

Чёрт! Я по прежнему здесь в этой палатке и в этом мокром спальнике! Уже восемь утра. Проспал пять часов! За это время ни разу не проснулся ни от ветра, ни от холода, ни от желания надуть уже давно спущенный ковёр.

DCIM100GOPROGOPR7655.JPG

Зачем кто-то прервал мой сон? это приятное состояние отдыха. Хочется есть. Одну руку высовываю из спальника и достаю пару кусков сушёной рыбы. Медленно пережёвываю и также медленно обдумываю свой ночной побег в Медвежье. А было бы неплохо, — бормочу себе под нос.

— Над нами голубое небо! — кричат снаружи.

Ветер по прежнему задувает, но уже не так сильно. Всё имеет конец.

— Можно и до одиннадцати полежать! После двенадцати заметно стихнет.

— Я уже готов на выход, как бы! — слышу Гришин ответ.

Время 8.40. Оговоренное время старта 10.00, а он уже готов на выход! В своём репертуаре. Пребывая в постоянном беспокойстве не успеть собраться и стартануть со всеми вместе, он начинает свои утренние сборы во всех походах, будь то лето, то зима, за добрых пару часов до того как.

Ну да ладно! Коли небо голубое, можно и выдвигаться.

— Ок. Тогда в десять, как и договаривались!

Заваленный снегом вход в конуру выталкиваю мощными движениями ног, не вынимая их из спальника.

Сквозь стенки палатки проникает солнечный свет. По доносящимся звукам, лагерь охвачен бурной деятельностью. В десять утра вновь сижу на рюкзаке. Пять минут финишного обогрева и наружу. Но сегодня заминка. Обычная упаковка палатки за пять минут, растягивается на 15. Не успеваю разобрать дуги, замёрзли. Приходится губами, ртом и горячим воздухом отогревать каждую секцию. Витя, Серёга и Даня стартуют. Чёрт! Я чувствую вкус крови. Поранил губу в нескольких местах, пока возился с металлом. Отогревать дуги на ветру в минус 26 ещё то удовольствие.

Пора выдвигаться. Сплёвываю кровь, разбираю последнюю секцию. Всё готово, можно отправляться. В лагере остаются двое: Ден и Миша с головой погружённый в рюкзак. Они тоже уже почти готовы.

— Парни, помощь нужна?

— Всё отлично! — Денис показывает большой палец вверх.

— Ок. Догоняйте.

img_9294

Неторопливым шагом подхожу к первому гребню, тот самый, у которого вчера остановились. Захожу на лыжах вверх. Подъём не только крут, но и с малым количеством снега. На плечах ещё и рюкзак, который на третий день, из-за большого количества влаги, тяжелее чем в первый.

— Может на коленях? — мычу словно на баяне в собственный нос. — Такого позора будет не смыть! — и продолжаю взбираться на крутой гребень уже лесенкой.

Да, надо признаться, ветер всё ещё мощный. Вот упрямая башка! Он не церемонится и безуспешно пытается свалить меня на восток Камышового хребта.

Вылезаю наверх, оборачиваюсь, парни по прежнему в лагере. Я выхожу на длинный гребень идущий на юг. Здесь ветер максимальный, но идти в отличии от вчерашнего можно и даже вполне себе сносно. Светит яркое солнце. Нам везёт. Снежные гребни убегающие на юг — ошеломляющие!

Был ли здесь зимой кто-то до нас? Любовался ли кто-то, как и мы сейчас, заснеженными вокруг вершинами в чистом сиянии утреннего солнца? Не знаю.

img_9298 1

Где-то читал, что Камышовый хребет, как и все Западно-Сахалинские горы по геологическим меркам совсем молодые. Им всего пару миллионов лет. Так к примеру, возраст Восточно-Сахалинских гор (в частности, Набильский хребет) около 60 миллионов лет.

Тем временем я подхожу к последнему гребню перед спуском. Отсюда до Сталинского перевала чуть больше километра. Он хорошо виден при такой ясной погоде. Прозрачность воздуха поразительна. Высота перевала 845 метров.

За перевалом видны горы Ожидания и Радуга. Опять вдали виднеется гора Краснова.

img_9301
гора Ожидания (к ней идёт гребень в правой части фото). За ней вдалеке возвышается гора Краснова

Задутый твёрдый наст под лыжами и торчащий сахалинский стланик. Догоняю Гришу. Какое-то время идём вместе, фотографируемся. Первые трое уже на перевале и отсюда напоминают астронавтов на другой белой планете.

Друг за другом они поднимаются с перевала на западный склон и растворяются за гребнем. Следую вперёд. Каждый идёт своим темпом.

Когда добираюсь до того места, откуда можно спускаться к перевалу, солнце уже высоко.

DCIM100GOPROGOPR7656.JPG

Сзади появляется Ден, за ним вдалеке Миша. Ждём пока они догонят и вместе продолжаем путь.

Денис об ветку срывает скобу и отрывает камус. Уже второй человек теряет крепёж в этом походе.

— Надо клеить, — Ден сдёргивает остатки слетевшего камуса, прячет его за пазуху и лезет за скотчем.

— На морозе не приклеишь, отлетит. Пошли до перевала, пусть отогреется. Там и отремонтируем.

DCIM100GOPROGOPR7665.JPG

Двигаемся дальше друг за другом вниз. Как и все западные спуски на этом участке Камышового хребта, этот очень пологий. Аккуратно по снегобетону спускаемся ниже и двигаемся по широкой перемычке.

Мы на перевале!

img_20190107_105247

Денис с Мишей останавливаются и занимаются камусом.

Перевал длинною не более одного километра вытянулся с востока на запад. Там на западе нас ждёт практически такой же плавный подъём наверх, как и спуск с востока.

DCIM100GOPROGOPR7673.JPG

Гриша вновь достаёт флаг и мы, поднявшись чуть выше, радостно запечатлеваем себя в фото и видео хронике.

ВИДЕО / День 3 Сталинский перевал / Продолжительность 01:10

Первым ухожу с перевала. Наверх идётся легко. Ноги вновь обрели уверенность. Какой контраст с первыми днями!

Забираюсь на верх и ещё долго стою на вершине. Делаю несколько снимков карабкающихся парней. Здесь на западном склоне особенно дует. Облака проносятся над головою.

Снимаю очки, ослепительный блеск снежных склонов заставляет зажмуриться, а ветер силит вернуть очки на глаза. Где-то там вдалеке на западе за сопками уже чувствуется финиш.

С перевала спускаемся в следующую седловину, идущую к горе Ожидания.

DCIM100GOPROGOPR7700.JPG

Здесь ждёт Витя, который успел катнуть вниз по ручью без рюкзака и подняться вновь.

— Серёга лыжу сломал! — кричит он мне.

DCIM100GOPROGOPR7764.JPG

— Ни черта себе! Вот не было печали. В каком месте?

— Под пяткой.

— Ну ничего. Если носок целый, то крепление можно будет перекрутить.

Подходят остальные. Данила и Серёга уже где-то внизу двигаются по ручью на восток. Витя начинает спускаться, за ним Денис, Гриша и Миша. Я ухожу с плеча последним.

DCIM100GOPROGOPR7739.JPG
река Светлая

Ну вот и всё. Впереди нас ждёт речка Светлая, по которой через часов 5-6 сможем финишировать, выйдя на федеральную трассу.

img_2003

На трассу по реке Светлая, через озеро, а затем по старой заброшенной дороге, мы выходим к семи вечера в районе моста через реку Варя, что в 11 километрах к югу от села Медвежье.

Трое уезжают на машине, дожидавшейся нас в Углегорске, за остальными ближе к десяти приедет Саня Романов на Соболе.

В час ночи уже дома я принимаю горячий душ.

img_2012
слева направо: Волосович Д., Гусаров Д., Пасюков М., Иваницкий В., Синакин С.

 


ЭПИЛОГ

Восхождение на Сталинский перевал, который щедро наградил нас своими красотами, произвело на меня сильное впечатление. А заход на гору Малиновского не прошёл бесследно. Трое из нас получили незначительные обморожения. Даня поморозил обе щеки, Гриша нос, у Дениса же помимо носа пострадали ещё и пальцы на руках. Одному даже пришлось посетить травмпункт.

Всё обошлось. Ничего серьёзного, за исключением единственного факта: один из семерых, сказал, что больше не будет ходить горные траверсы в январе!

Вот так и закончился наш поход к Сталинскому перевалу. Всем удачи, ходите в походы и берегите себя!