2015 среди льдов 500 км

  • место: остров Сахалин
  • март 2015
  • продолжительность 18 дней
  • протяжённость 499км
  • участник и автор отчёта Пасюков М.

жажда соло вновь вернулась в мой мозг, впрочем, она никогда его и не покидала…

P3290513

Вместо предисловия
2015 год 13 марта …Пять часов утра.

Лишь тихий гул прогревающегося автомобиля.  Огромный сугроб и пёс на четырёх лапах справляющий нужду, рядом хозяйка в халате на босу ногу. Оба с нетерпением заскакивают обратно в подъезд.

Ранее утро,  термометр в машине не работает, но кожа чувствует, что мороз давит. Медленно трогаюсь, слева высокий забор с колючей проволокой, 10 минут и табличка с надписью Смирных (Смирных — посёлок городского типа в 366 км от Южно-Сахалинска) остаётся позади.

Я продолжаю двигаться на север…

Untitled-3

Когда Вы мылись последний раз? Как часто вы моетесь? Ну чтобы весь, чтобы целиком, чтобы под душем с мочалкой, чтобы с мылом?

В этот раз рекорд — 18 дней. Даже термак снял с себя всего однажды — на Петровской косе. Носки вот менял ежедневно по три раза на день. Правда, было их всего три пары, поэтому как только предыдущая пара чуть подсыхала от моего собственного пота на морозном ветру, то одевал их вновь.
18 дней не мытся — не сказать, что знаменательная веха в жизни, и особого смысла, возможно, в вашу жизнь и не привнесёт, но лично я, наконец-то, почувствовал себя человеком…

кстати, кому лень читать, можно смотреть сразу видео о событиях тех дней

2015 год 13 марта …Пять часов вечера.

… Гостеприимный хозяин и накрытый стол. Выпиваю рюмку, и как обычно обретаю временное счастье. По телевизору какая-то музыкальная передача. Дети поют, звезды эстрады выбирают лучших. Никогда бы не смотрел её в Южном. Но здесь вдали от суеты, в маленьком домике друга Николая в Охе, лежа на полу — всё это казалось слишком естественным, и вполне естественно отделяло суету от степенного ритма жизни.
Листаем атлас. Маршрут вполне логичный. Завтра стартую с Мончигара (озеро в районе Ныврово). Это на самом краю, на севере Сахалина.

карта

По плану финишировать буду в Виахту. 500 км. — не бог весть какое расстояние, но всё таки раньше на лыжах, да ещё и в одиночку, я так не ходил. Поэтому ещё раз проверяю снарягу, грузим всё на снегоход  и ложусь спать.

14 марта 2015г. День 1. Озеро Мончигар – мыс Марии
Я — Макс, для друзей просто Максим Петрович. Я бреду посреди Северного залива на самом севере полуострова Шмидта. Стихает звук удаляющегося снегохода.

Озеро Мончигар остаётся позади. Яркое солнце. За спиной маячит Мыс Елизаветы. Я же двигаюсь на запад к мысу Марии. Елизавета и Мария — два крайних северных мыса на Сахалине.

ниже фото мыс Елизаветы с летнего похода в 2011 году «На Север Меж двух мысов».

20_6

Также зимний мыс Елизаветы можно посмотреть в походе в 2012 году во время Обхода Шмидта. 

Вот пару фотографий Елизаветы с того зимнего похода

Мыс Елизаветы — скалистый мыс, расположенный на полуострове Шмидта, самая северная точка острова Сахалин. Крузенштерн, так назвал его в честь Елизаветы Алексеевны жены Александра I.
Западный мыс Северного залива — мыс Марии — адмирал назвал в честь матери русского императора Александра 1 вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны.
«Я назвал их Елизавета и Мария — да украсятся и процветут сии дикие и бесплодные места именами, любезными каждому россиянину! ».

Кстати, на некоторых английских и японских картах полуостров Шмидта назывался полуостровом Святой Елизаветы. Окончательное название — полуостров Шмидта — закрепил за ним геолог Н. Тихонович в 1908 г. , наименовав самую северную часть сахалинской земли в честь первого геолога, посетившего Сахалин, Ф. Б. Шмидта.

Нивхи называли этот полуостров Миф-тенгр, или «голова рыбы». Ведь ещё в те времена, коренные жители Сахалина, не имея каких-либо специальных знаний в картографии, указывали на сходство очертаний береговой линии Сахалина с контуром большой рыбы. Полуостров Шмидта, напоминал им по своим очертаниям голову гигантской сельди. Отсюда и название Миф-тенгр.

P3140019

Но это было давно, а сейчас лёгкий морозец пощипывает щёки. На спине рюкзак, сзади по снегу скользит волокуша. На часах уже половина четвертого. Несмотря на небольшую скорость и поздний выход, прохожу сегодня более 7-8 км. и не дойдя до мыса Марии, к шести вечера разбиваю лагерь.

Как легко ставить лагерь при полном отсутствии ветра. Палатка, в первый то день, выглядит изнутри вполне уютно!

На ужин рис, сардельки, салат из морской капусты, пару гематагенов, запиваю всё это горячим чаем с мёдом и шиповником. Сделав пару снимков, забираюсь в спальник и засыпаю.

Вокруг полное безветрие. Первый короткий день подходит к концу. Впереди ещё 17 дней.

15 марта 2015г. День 2. Мыс Марии — Водопадный
Просыпаюсь рано. Уже в семь заканчиваю с завтраком.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Из палатки хорошо виден мыс Елизаветы. Вон он на горизонте. 25 километров на восток. В 1805 году Крузенштерн тоже видел Елизавету.

P3150043

С другой стороны, совсем рядом, мыс Марии.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К восьми утра стою на лыжах. Яркое солнце освещает Марию. Уверенным ходом иду к мысу.

Продолжаю двигаться на запад. Заструги, преградившие утреннею зарядку, были настолько частыми и высокими, что пришлось изменить курс и взять больше к берегу. Впереди был мыс Марии.

До старта пересмотрел архив за последние пять лет. Судя по спутниковым снимкам, лёд на самом мысу всегда в движении. Даже не был уверен, что лёд будет, мощные течения и ветер на мысу постоянно двигают ледяные глыбы.

На поверку, отсутствие льда на снимках, по факту оказывается слепым мифом. Вглядываюсь на север, 50-70 метров от берега относительно ровного льда, далее сплошные ломанные торосы, очевидно недавно прибитые сюда. Снарягу оставляю внизу и забираюсь на мыс.

На мысу останки старого маяка.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Маяк на мысе Мария, ныне не имеющий постоянного обслуживающего персонала, установлен на террасе мыса Марии, являющемся западным входным мысом Северного Сахалинского залива. Впервые башня маяка на мысе Марии была построена в 1932…1933 годах. Первоначально была установлена деревянная четырехгранная ажурная башня, которая в 1935 году была заменена на капитальное строение. Новый маяк представлял собой 18-метровую восьмигранную каменную башню, стоящую на квадратном основании. Рядом со зданием маяка был установлен колокол, который в тумане производил 3 двухударных звона в минуту.

P3150067

В связи с аварийным состоянием деревянной башни маяка в июне 1960 года было начато строительство экспедиционным способом новой башни маяка по типовому проекту. Новый маяк Марии установлен на высоте 28,9 метра над уровнем моря, в расстоянии 25 метров от обрыва и 58 метров — от береговой черты. Маяк действует в период навигации с 15 июня по 1 декабря.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение013

Бытовые условия для персонала на маяке были тяжёлые. Маяк не имел транспортных связей с населёнными пунктами, за исключением нескольких заходов в период навигации гидрографических судов для снабжения маяка продовольствием, маячно-техническим имуществом и топливом. Здания маяка имели печное отопление. Водоснабжение производилось вёдрами из колодца. На маяке была только наружная уборная. Для перевозки грузов на маяке была одна лошадь.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение014

Из-за износа и аварийного состояния жилого дома и хозяйственных построек было принято решение о снятии с маяка обслуживающего персонала и переводе маяка Марии в автоматический режим работы. Для этого в 1998 году на маяк был доставлен и установлен силами района гидрографической службы радиоизотопный электрогенератор марки ИЭУ-1. С 2000 года маяк работает в автоматическом режиме.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Немного брожу вокруг, в очередной раз убеждаюсь, что текст википедии расходится с действительностью и ничего здесь не работает, перекусываю шоколадом с горячим чаем из термоса и двигаюсь дальше.

Несмотря на отдалённость района, узнаю каждый мыс.  Здесь под Марией в 2013 году, первый раз обходя Шмидта зимой, разбивали с Даней палатку. В 1,5 км южнее Марии, Серёга в августе 2011 перевернулся на каяке, а сейчас я здесь сижу, попиваю чай из термоса, и под мной лёд и видимо он тут до самого дна. Чувствую себя как дома.

Вдали на юге появляется мыс Шмидта (что на западной стороне, к югу от Марии).

P3150081

По календарю весна. Март. Ночью температура не ниже — 15 градусов мороза. Сейчас, наверное, в районе нуля. Солнце палит вовсю.

Сегодня, как и вчера, иду по ледяным застругам при слабом встречном ветре.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Снимаю кофту, остаюсь в тоненьком термаке. В районе двенадцати встаю на обед. Легкий южный ветер, начинает подмораживать взмокшую одежду.

Справа от меня, вдали за невидимым горизонтом — материк, там Байдукова, Чкалова и Петровская коса. Но пока, у меня не хватает смелости уйти туда на запад, напрямую — по плану пересекать пролив буду в районе Тамлово (Головачёва).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Натягиваю пуховку, на обед варю суп, нарезаю колбасы, немного селёдки.
Бреду до 19.00. Встаю на льду в районе реки Водопадная, в 2 км. от берега. Температура 16 градусов ниже нуля.

В общей сложности каждый день 10-11 часов на лыжах. Очень много времени и сил уходит на постановку лагеря в одиночку, готовку и другие ежедневные хоз дела. Вылезая из палатки в 8 утра, лишь только к 8 вечера ты вновь попадешь в неё. 12 часов на холоде, и ещё 12 часов в спальнике, обогреваемом только за счёт твоего собственного тепла. Говорят, что за 30 мин тело выделяет столько тепла, что можно было бы вскипятить два литра воды.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В первые дни тяжеловато. К вечеру мышцы дубеют. Но это пройдёт. Первые дни всегда тяжело, дальше уже легче. Да и самое трудное уже сделал — я стартовал. В соло походе всегда важен старт. Самое сложное в этом деле — встать с дивана и направится в лес. Дальше лишь дело техники, опыт и физика (если они есть) сделают своё дело и приведут тебя в нужное место.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

… Ну и видок. Вечер второго дня. Надо поспать. Быстро варю ужин, забираюсь в спальник. В этот день прошёл не более 25 км.

16 марта 2015г. День 3. Водопадный — Пильво
Сегодняшний день хотя и начинается примерно одинаково, как и вчерашний с небольшой позёмки, добавляет лишние 7-8 градусов мороза.

Одна из причин, почему длинные зимние походы поглощают — только на длинной дистанции можно почувствовать отрешенность от мира.

В коротком походе 5-7 дней, даже по цивилизации не успеваешь соскучиться, возвращаешься, словно никуда и не ходил. А вот в длинном походе, к концу второй недели начинает торкать. Нет, конечно, царём мира ты себя не ощущаешь, тут нечто другое.
В соло-походе ты сам себе хозяин. Невероятное ощущение единения с природой. Вокруг дикая природа и на многие километры никого.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение039

Теоретики говорят — опасностей в соло много… Тут спорить не буду, правы они… но ведь только в соло ты можешь чувствовать истинный вкус к жизни. Здесь только ты отвечаешь за свои ошибки, только ты заслуживаешь похвалы от самого себя за каждое правильное решение в трудных ситуациях.

Очень важное значение имеет опыт.
Чем холоднее, тем труднее. Только холод — позволяет почувствовать ту грань. Физические нагрузки никогда так не изматывают, как холод. Маршрут не пройдёшь пока не научишься бороться с холодом.
Некоторые говорят об одиночестве. Одиночество? Не смешите. Одиночество чувствует тот, у кого в голове пусто. Спустя уже несколько дней соло, ты понимаешь, что ты в правильном месте, и это очень гармоничное чувство, ощущать себя в правильном месте в этом мире.

Есть и вторая сторона жизни — мой бизнес. И соло — отличное место подумать и спланировать ближайшие рабочие планы на предстоящий год.

Да, да… именно в соло, в моей голове родилось большинство тех идей, что в итоге позволяют шарахаться здесь, не беспокоясь, что происходит там. Вот и сегодня,, целый день в голове цифры. На голодный желудок с отмороженными пальцами, день на пятнадцатый рождаются отличные проекты. Дома на диване  — такое и в голову не придёт.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Продолжаю идти. Справа белое безмолвие до самого горизонта, по левую руку тянется стена Шмидтовских скал. Солнце припекает, носки и ботинки мокрые. По три раза на день меняю носки и стельки. Данная комбинация (носки+стельки) помогает бороться с мозолями.

К концу похода вскочила (или выскочила) лишь одна мозоль величиной с большую клубнику. Одна мозоль — по праву, считаю это личным достижением. Обычно ноги в лыжных походах убиваю к началу второй недели.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение030

Поход диктует свои правила дисциплины — каждые три часа сажусь, снимаю ботинки и меняю носки со стельками. Такая легкая процедура в обычной жизни — здесь зимой представляется тягостной и трудной. Не так легко расшнуровывать насквозь мокрые, заиндевевшие ботинки, снять носки на морозе. Всё что снял вешаю на рюкзак (или санки), по ходу движения они сушатся. Через пару часов надеваю их вновь. Бесконечное повторение. Тик-так, тик-так… механизм работает.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Каждый вечер влажными салфетками тщательно вытираю всё тело. Чистота сомнительная. На вечерний ритуал уходит две салфетки. Одна уходит на лицо и ноги (сперва лицо). Вторая на всю остальную часть тела. Вполне достаточно, чтобы не начать чесаться.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение018

Еда в этот раз тоже нормальная. Волокуша перегружена. В рамках подготовки к более длительным походам, снаряги беру с запасом. Намеренно перегружаю волокушу. Не гири же с собой тащить, поэтому вес увеличиваю в основном за счёт продуктов. В рационе, помимо стандартного набора круп, сушенного мяса и рыбы, можно найти макароны, икру, селёдку, рыбные консервы, колбасу, сардельки, хлеб, печенье, куча конфет и других сладостей, включая рулеты и даже торт.
Исключающий всякое сладкое и пятидесяти процентный поборник вегетарианства в обычной жизни, в походе я — идеальный обжора. Могу поглощать всё что угодно с таким видом, будто ничего вкуснее в жизни не пробовал.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение019

Перед сном наливаю зелёного чаю с мёдом и принимаю как снотворное. Приятное тепло быстро растекается по уставшему телу и растрескавшимся от сырости конечностям… пьянеешь и быстро засыпаешь.

Сон мертвый, просыпаешься только по нужде. Иногда видишь сны. Как правило под утро. Но они проносятся вихрем и уносятся в пустоту, не удерживаясь в уставшем сознании.

За тонкой стенкой палатки, поднимается ветер.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

17 марта 2015г. День 4 Пильво- Мать
Ветер завывал всю ночь, успокоившись только к утру. Наскоро позавтракав овсянкой с сыром, выдвигаюсь вперёд.
По утрам, пока мороз, лыжи хорошо скользят. Снимаю камуса и не прогадываю. Лыжи скользят лучше и движение сразу ускоряется. К 11 утра, снег опять начинает подтаивать, приходится тропить.

Сколько себя помню в ледовых походах, обычно под тобой либо твёрдый лёд, либо бетонный заструги.

Но не в этот раз, до льда сегодня пол метра снега. Придётся попотеть — шаг, ещё щаг и ещё… и лыжа продавливает жесткую корку, ноги проваливаются. Идти становится трудно. Часто отдыхаю. Сорок минут ходьбы, пять минут перекур.  Старею. Бесконечный грубый ритм. Так иду до 7 вечера, прерываясь лишь на обед и мелкие перекусы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сегодня, после обеда идти особенно трудно, проваливаюсь на 25-30 см. Скорость движения упала. Ботинки постоянно мокрые. Ноги не просыхают. Вдали на горизонте уже заканчивается полуостров Шмидта и виден низкий берег района Музьмы, остров Уш и далее на юг.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение020

До хрипоты, что-то кричу в темноту, после окончания очередного дня. По вечерам вообще частенько хочется поорать во всё горло. Первые дни всегда ощущение, что тебя кто-то услышит. Постепенно границы стираются, и ты уже горланишь песни во всё горло, пока варятся макароны.

Поздний вечер, на часах почти девять вечера. Варю ужин.

Вспоминаю свой первый серьёзный зимний поход в 2011 году, когда я неотёсанный, с полу сантиметровой пенкой под задницей с друзьями иду на Спамберг. Тогда всё было впервые: и первые шесть дней в зимних пещерах, и первые отмороженные пальцы, и всё было впервые.

О том походе в 2011 году можно прочитать здесь 2011 Зимний Спамберг

С тех пор прошло не много лет. Но ощущение, что  это осталось где-то в далёком прошлом. С какой то невероятной скоростью за эти годы находили сотни (тысячи) километров по Сахалинской целине, и каждый новый вдох адреналина приходится добывать всё с большим трудом, постоянно откладывая его на 6,7,8,9,10,11,12,13,14,15… день походов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

18 марта 2015г. День 5 Мать-Коса Кеми
С самого утра плотный туман. Весь день видимость не более 150 метров. С утра холодно.
Пятый день, входишь в этот грубый ритм, и каждое движение уже на автомате. Холод по утрам всегда бодрит. Если ты слаб, то ты его холод ненавидишь, если силён духом — то воспринимаешь холод как вызов, ведь зимой нас убивают не физические нагрузки, не отсутствие нормальной пищи, убивает холод — медленно и беспощадно.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К 11 неожиданно вырастает мыс Сыпучий. Он действительно сыпучий. Его ещё не видно, а звенящую тишину уже разрезают звуки мелких осыпей. Слышу его очень отчётливо, сыпется. И только через час я вижу через смешанные с клочьями рваного тумана снеговые заряды серую массу мыса Сыпучий.

Тртртр-тртртр… рокот. Неожиданно из тумана появляется колонна из трёх снегоходов.  Пятый день похода и уже люди. По всей видимости, из Некрасовки. Останавливаются. Первый вопрос традиционный:

— Помощь нужна?
— Да, нет, не нужна. Турист. Иду из Ныврово. Гуляю. Всё с собой. Еда есть. Так что помощь не нужна. Спасибо.
— Куда идёшь?
Про себя перебираю близлежащие посёлки и называю наиболее вероятный с меньшей долее последующих вопросов.
— В Москальво. Тут немного осталось, завтра уже буду финишировать.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение035

Предлагают горячий чай и водки. Все вместе садимся на сани. Выпиваем и то и другое. Здесь в лесу люди всегда гостеприимны. Все четверо, без исключения, одеты в зимние куртки «Роснефть». То ли они там все работают (по лицам не похоже), то ли куртки просто перепродаются. Скорее второе, чем первое. Так в приятной беседе за горячим чаем проходит минут 10. Прощаемся и расходимся в разные стороны.

В течении дня солнце несколько раз пытается прорваться наружу через облака, но те, с завидной настойчивостью, всякий раз запихивают его обратно.

К обеду в тумане раздаётся собачий лай. Проходит пять минут, туман разносится и ослепительное солнце освещает пару ветхих строений. Это Музьма.

Во дворе двое. Мужчина, нивсхой национальности. И девушка лет 35. Подходит ближе, и понимаю, что ошибся с возрастом. Ей не более 23, но чёрные зубы, старая ветхая одежда и копны слипшихся волос…
— До города возьмёте? – спрашивает она

Вопрос застаёт меня врасплох. Перевожу взгляд с неё на свою волокушу, с её сапог на свои лыжи и опять на волокушу… Представляю, как я тащу её по льдам до самой Некрасовки.
— Чего? — неуверенно отвечаю я.
— До города возьмёте? Тут недалеко – снова повторяет она, улыбаясь во всю ширь редкими чернеющими зубами. Выясняется, что она думает будто мой снегоход стоит внизу у моря (домики расположены на возвышенности на берегу), а я значит, надев лыжи, пришёл сюда. Минут десять проходит в пространном разговоре, из домика кто-то выглядывает…

10 минут и Музьма остаётся позади. Не желая идти по берегу моря, для разнообразия переваливаю косу Кеми и уже продолжаю движение в сторону Некрасовки по заливу Помрь.

Поднимается ветер. Через пару часов он закончится, но сейчас он сильный и встречный, поэтому движение замедляется. Из-за отвратительного скольжения чувствую сильную усталость.

К вечеру опять начинает подмораживать, выхожу на наст, идти становится веселее.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение037

Палатку ставлю уже на закате на самой южной оконечности косы Кеми. Опять начинаются проблемы с глазами. Сегодня пятый день, а выгляжу я уже не браво. Глаза опухшие. Лоб и надбровья наполняются потовой жидкостью, которая ни хочет выходить наружу естественным путём через поры. Жёсткая корка на коже, образующаяся при загаре на льду, не даёт нормально работать порам, они забиваются… Надо сбавлять темп.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Чернота ночи ещё более сгущается, огни Некрасовки светятся недалеко на той стороне залива. Кажется нас разделяет не более 5-6 км. Включаю сотовый, несмотря на близость цивилизации, связи нет, ну да ладно.

Вечером в палатке я всё думаю о смысле и цели похода. Бесполезное занятие. Тело и мозг сами ответят на все вопросы дней через десять. Пару снимков и спать.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

19 марта 2015г. День 6. Коса Кеми – остров Уш
Солнце встаёт сейчас рано. 7 утра, мороз. Палатка покрывается толстым слоем инея.

Обычно, если погода позволяет, внешний тент не ставлю. Сразу после пробуждения, начинаю соскабливать с внутренних стенок палатки пышные белые махровые фотобои.

Спальник тоже весь покрыт толстым ледяным покровом. Выкидываю его на улицу, днём просохнет, а пока надо готовить завтрак. Будет хороший завтрак — будет хороший день!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Утром двойной чай, один в палатке, а второй уже на старте со встёгнутыми лыжами сидя на санях. Термометр показывает минус 17 градусов.

Такие дни называют дуратопом. Под ногами мотослед. В течении всего дня рокот снегоходов разносится по всему заливу. Но они где-то вдалеке. Я же взяв несколько километров от берега на запад, иду без перекуров, намереваясь поскорее проскочить сей оплот цивилизации.

Часам к одиннадцати натыкаюсь на рыбаков. Вытаскивают сеть с навагой. Настойчиво суют рыбу мне в рюкзак. Не имея возможности отказать — беру пять рыбёшек среднего размера.

DSC_4529

На обед уха. Ингредиенты: навага, кукса, немного соевого соуса и сухари вприкуску. Получается отменное блюдо, но возни много, пока приготовишь — пальцы отморозишь.

После обеда выхожу за мыс. Впереди остров Уш. Беру курс на него. Лёд здесь ломанный, и ломанный всегда, уже не первый год замечаю. Мелкие торосы, перемешиваются с огромными глыбами льда наседающих одна на другую.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В течении дня сушу спальник. Просушка спального мешка в моих условиях означает механическая езда этого спальника поверх рюкзака или, если торосов нет, сверху санок. За день спальник просушивается практически полностью.

Тропёжка сохраняется и во второй половине дня, но ближе к вечеру начинает опять подмораживать и идти становится значительно легче.

Слева на востоке в нескольких километрах Москальво. Недойдя немного до острова в проливе разбиваю лагерь. Здесь берёт связь, созваниваюсь с Николаем из Охи и договариваюсь, чтобы через два дня на Тамлаво (мыс Головачёва) он подвёз пулки (большие норвежские сани), с которыми я уже пойду до конца. Этот план был изначально.

Глаза продолжают болеть, поэтому прошу Николая привезти глазные капли из аптеки.

Во время ужина начинает хандрить горелка. «Недолго ей осталось», но я ошибся, так покряхтывая и подвывая она отрабатывает на все 100 до самого финиша.

На ужин варю рис. Как руководитель экспедиции получаю двойную порцию и с полным животом заваливаюсь спать.

20 марта 2015г. День 7. Остров Уш – район озера Успенское
С утра изнутри палатки всё покрыто ледовым инеем. Спальный мешок замёрз и с хрустом гнётся. С трудом разгибаюсь внутри спальника, достаю из тамбура промёрзший баллон и закидываю его в ноги. Минут 20 уходит, на то чтобы отогреть его и уже через 40 минут после пробуждения в палатке становится вновь тепло и уютно.

Остров Уш – небольшой необитаемый островок, отделяющий залив Байкал от моря. Представляет собой явную косу, намытого песка. Невысокая растительность. Остров настолько низкий, что зимой сливается с окружающим пейзажем.

Первый раз побывал я здесь в 2011 на каяке. Тогда назвали его островом Борнео, за отсутствие медведей, комаров и наличием отличных пляжей.

Сейчас, зимой, остров довольно отдалённо напоминает Борнео. Вокруг сплошные навороченные торосы. После обеда начинают попадаться большие проталины воды. Осторожно обхожу и вылазаю на берег, где и бреду до самого вечера.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На ночь хочу забраться в лес. На льдах запахов нет, кроме твоих собственных. Всё вокруг стерильно. А в лесу пахнет отменно и тишина звенит по другому. Запах мокрого леса, словно летом после дождя.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Залезаю на пригорок под ёлки, разбиваю лагерь.

21 марта 2015г. День 8. Район озера Успенское — мыс Тамлаво (Головачёва)
Опять весь день плотный туман. Видимость не более 100 метров. Глаза очень сильно устают. Порой туман опускается до ничтожной видимости 40-50 метров. Берег недалеко по левую руку. Постоянно поглядываю на gps, ничего не видно.

Очень длинный день. Вокруг всё белое, и сверху и снизу. Не белый только ты со своей снарягой. Тёмные торосы, иногда попадающиеся то тут то там, становятся едва различимы на расстоянии 15 метров позади. И так весь день. Прохожу Рыбное.

Впечатление, что забрался в облака. Белая, белая, к вечеру уже успевшая опостылеть мгла, штиль.

До мыса Головачёва остаётся не более 1 км, вдруг сзади раздается рокот снегохода. Это Николай. Привёз пулки, с основным запасом продуктов, газа, тут же и парашюты. Всего ещё на 25 дней.

Хотя до финиша мне и остаётся 11 дней, но точную дату не планирую. Поэтому снаряги с избытком.

Вот — на фото видны рюкзак (в нём только спальник), далее основные пулки и уже к ним привязана волокуша (та с которой прошёл первую часть пути). Волокуша как запаска, на случай поломки саней. В походе выполняет роль мусорного контейнера.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Николай привёз домашний пирог с брусникой. Попив горячего чаю, запоминаю рецепт пирога, жму руку и беру курс на запад. Где-то там в тумане материк. Отойдя от Сахалина 5 км, встаю в проливе. Судя по картам глубины здесь до 17 метров.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение030

22 марта 2015г. День 9. Мыс Тамлаво (Головачёва) – о. Байдукова
С утра отличная видимость. Погода продолжает радовать своей стабильностью. Налево вдалеке — Пуир, впереди по курсу на запад — мыс Меньшикова. Остров Байдукова, низкий сливается с горизонтом. Ширина пролива здесь небольшая, от Тамлово до Байдукова — 21-22 км.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сани на удивление скользят хорошо. Норвежский перфекционизм полностью работает здесь и сейчас. Сани идеальные, в смысле дизайна, и работают тоже отлично. К обеду дует попутный восточный ветер. Торосы попадаются лишь изредка на фарватерах.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ну что попробуем открыть парашют? Ветер хоть и слабый, но дует точно в спину. Разворачиваю рейдовый, купол быстро наполняется, но ветер рваный и слабый, отказывающийся тащить лыжника с 60-тью килограммами снаряги.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Машу парашютом с пол часа, дав мозгу перекур от однообразных движений, сворачиваю его в ожидании лучшего ветра.

Сегодня девятый день похода. Достаю батон докторской колбасы. Она превосходна. Действительно превосходна. Поначалу зачарованный видом колбасы, урезониваю себя, давая понять, что передо мной всего лишь говядина жилованная и свинина полужирная, куча нитритов и другая бесполезная хрень. На девятый день чувство голода обостряется. Скучаешь по самым элементарным продуктам.

P3280479

Набиваю рот колбасой, остатками пирога, селёдкой, закусываю шоколадом и запиваю горячим чаем.

Колбасы и пол палки не осилил, и с ней всё стало ясно уже через пять минут.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Разбегаюсь по льду и зашвыривая остатки колбасы подальше на север, двигаюсь дальше.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К вечеру уже на закате прохожу восточную оконечность Байдукова. Вдалеке виден домик метеостанции, остров обхожу с севера. К семи часам останавливаюсь и разбиваю лагерь в 1 км от берега, в Сахалинском заливе.

Ужин, капаю глазные капли, быстро ныряю в мешок и засыпаю.

23 марта 2015г. День 10. Остров Байдукова – остров Чкалова
Ночью температура понизилась до — 18 градусов. Мой забег по заснеженном ледовому покрову продолжается.

Второе утро подряд из палатки вижу мыс Меньшикова. На этот раз он на юге. Утро спокойное, хотя и пасмурное, поэтому я в своём костюме от Адама не спеша зачем то делаю пару кругов вокруг палатки и запрыгиваю внутрь на заслуженный завтрак.

Вскоре выбираюсь наружу: тишина, лёгкий снежок и серое небо.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Быстро расправляюсь с завтраком, начинаю движение. Едва различима точка на горизонте, сперва ошибочно принимаю её за Чкаловскую вышку, служит ориентиром. Небо растягивает и уже к одиннадцати часам бледно-серый цвет надо головой сменяется голубым.

С утра погода практически безветренна — минус 19 градусов.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение022

По факту, это оказывается обычный навигационный знак на берегу. Только к обеду подхожу к острову Чкалова.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Остров Чкалова — остров в Сахалинском заливе Охотского моря, отделяющий от морского пространства лагунный залив Счастья.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Находится в 5,5 километрах от побережья материка. Ранее назывался остров Удд, переименован в честь легендарного лётчика Валерия Чкалова.

P3230287

Размеры острова — 17 км в длину и 1 км в ширину. В настоящее время постоянного населения на острове нет.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение023

Остатки научной станции. Летом 2013 приходили сюда на каяках.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

на восток — мыс Меньшикова, За ним Амурский лиман

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

на юг — Залив Счастья

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Стояли здесь тогда научники, отлавливали белух. Сейчас никого. Прохожу по крыше столовой. Летом мы в ней обедали.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Подхожу к памятнику Чкалову, Белякову и Байдукову. Именно здесь эти трое приземлились 22 июля 1936 года во время беспосадочного перелёта по маршруту Москва — Земля Франца-Иосифа — Северная Земля — Петропавловск-Камчатский. Самолёт АНТ-25 преодолел без посадок 9374 км и приземлился через 56 часов 20 минут после взлёта в сумерках и тумане на побережье.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Экипаж из трёх человек — Валерия Чкалова, Георгия Байдукова и Александра Белякова — остался на острове.

023img8

Чтобы снова взлететь, понадобилось построить взлётно-посадочную полосу длиной 500 метров.

Остров настолько низкий, что порой не понимаешь где ты идёшь — по морю или по суше. Бреду как мне кажется вдоль берега, на закате начинается стланик.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дабы сменить обстановку, иду через него. В сумерках различаю могилу. Одну, вторую… Годы захоронения не ранее 1950. Так бреду до самой ночи.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Шарахаться по старому кладбищу во тьмах, на лыжах, занятие так себе, поэтому в темноте опять выхожу на берег и разбиваю лагерь на первом попавшемся ровном месте.

Палатку устанавливаю при полном безветрии. Благодать, ни ветра, ни снега. С погодой везёт. Посмотрим, что будет дальше.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение033

Пока готовлю ужин несколько самолётов проходят точно над палаткой. Международное авиадвижение здесь очень оживлённое. Куда они? Сеул? Сидней? Пекин? Стройные стюардессы разносят сендвичи и томатный сок…

Сегодня тепло, 16 градусов ниже нуля, на ужин рис и сушёное мясо, в пуховке с горячим чаем разваливаюсь на санях. Очередной самолёт оставляет на небе белый шлейф. Отсюда снизу даже кажется, что он пытается проложить путь между звёздами. Сегодня десятый день — половина пути пройдена. На часах одинадцатый час, пора спать. Забираюсь в мешок и тут же засыпаю.

Пробуждение было внезапным и среди ночи. Около четырёх часов утра я просыпаюсь от двух громких хлопков. Неожиданно взрываются внутренние перегородки надувного ковра. Пока в темноте вылезаю из мешка и зажигаю горелку, ещё два хлопка.

В палатке холодно, замёрзший баллон не хочет нормально разжигаться. Наконец, через 10 минут манипуляций с двумя горелками, приятное тепло растекается по палатке. Достаю запасной ковёр, надуваю.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Проснувшись и сперва замёрзший, а затем согревшийся, но не в состоянии заснуть, начинаю пересчитывать пельмени (обычно добавляю по 4-5 шт на обед). Палатка ожила. Один-два-три-четыре… двадцать пять… Очень интересное занятие в два часа ночи.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Пересчитав и отсортировав на равные кучки, только тогда засыпаю. Из головые не выходит стих выжженный на доске на Чкаловской вышке.

«Хвала и честь вам храбреца творцам суровой сказки. В честь вас скрипят могучие кресты на берегах оскаленной Аляски»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

24 марта 2015г. День 11. Остров Чкалова – Петровская Коса
Уже одиннадцатые сутки нет полноценной спутниковой связи. Дозвонится невозможно. Приходится рассчитывать на старые дедовские методы прогноза погоды: солнце ясно к вечеру моряку боятся нечего и т.д.

До Петровской Косы остаётся совсем немного. Думаю, к обеду буду на месте. Сегодня должен встретить людей. На косе стоит большой стан. И скорее всего, хотя бы один охранник должен нести его охрану даже зимой.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Памятный знак к востоку от стана у берега моря.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К часу дня вдалеке, перехожу небольшой пролив между островом Чкалова и Петровской косой, и слышу крик «Петрович сюда!!!» Моё отчество Петрович, поэтому удивлённый, но уверенный, двигаюсь по направлению к одинокой чёрной точке возле маленьких крыш.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение041

Подбегает большой чёрный лохматый пёс, явно обрадованный моему появлению. Сквозь нечёсанную морду пробивается весёлый взгляд.

Чешу ему за ухом, и уже вдвоём продолжаем движением. Мы с ним тёзки и его тоже зовут Петровичем. Вообщем, начало для разговора было положено.

GOPR1026.MP4.неподвижное изображение002

Сергей (а может и не Сергей, не уверен в своей памяти, отчёт написан спустя три года) — единственный охранник на стане, приветствует меня. В руках удочка и кулёк с навагой.

GOPR1026.MP4.неподвижное изображение001

Поговорив немного, оставляю у него сани и сам налегке устремляюсь дальше на запад, чтобы ночью успеть вернуться на стан. План — дойти до стоянки Невельского Г.И. — селения Петровского.

Без имени-1.jpg

Петровское — бывшее селение в заливе Счастья, на южном берегу Охотского моря, близ входа в Татарский пролив. Заложено в 1850 г. и служило опорным пунктом для первых действий России в Амурском крае. Упразднено в 1854 г., с избранием Николаевска центром управления краем.

P3240378

Расположено в 4,5 км. к западу от современного стана

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

НЕВЕЛЬСКОЙ о Петровском в 1850г.: …Тщательно осмотрѣвъ вмѣстѣ съ Орловымъ берега залива Счастія, мы нашли, что кошка, составляющая восточный берегъ этого залива, представляетъ единственную мѣстность, къ которой могутъ подходить суда съ моря, для передачи грузовъ; почему 29 іюня 1850 г. мы и заложили здѣсь зимовье, названное мною Петровскимъ.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение017

На основаніи свѣдѣній, полученныхъ мною отъ Орлова, намъ нельзя было оставаться въ Петровскомъ: во-первыхъ, оттуда невозможно было слѣдить за устьемъ р. Амуръ, за южною частью ея лимана и за прибрежьемъ при-амурскаго края, а во-вторыхъ, прежде чѣмъ представится возможность достигнуть изъ Петровскаго этихъ мѣстъ, иностранцы, пришедшіе на судахъ съ юга, могутъ утвердиться въ нихъ. Кромѣ того, постоянное занятіе залива Счастія намъ было безполезно еще и въ томъ отношеніи, что заливъ этотъ, подобно Охотску, Аяну и вообще всѣмъ заливамъ Охотскаго моря, до исхода іюня бываетъ затертъ льдами, и суда въ заливѣ Счастія, подобно какъ и въ упомянутыхъ заливахъ, безъ вытаски на берегъ – зимовать не могутъ. Въ этомъ заливѣ, слѣдовательно, не могло быть и порта. По этимъ причинамъ я рѣшился идти по р. Амуръ и тамъ: 1) изслѣдовать, не имѣется ли близъ устья рѣки мѣстности удобной для зимовья судовъ. 2) Развѣдать, въ какой степени достовѣрны свѣдѣнія, доставленныя г. Орловымъ, о состояніи южной части лимана и рѣки. 3) Узнать, въ какое время являются иностранныя суда въ Татарскомъ заливѣ и не подходятъ ли они къ лиману и 4) Чтобы, на основаніи полученныхъ такимъ образомъ данныхъ, дѣйствовать нынѣ же рѣшительно, въ видахъ достиженія главной цѣли, объясненной въ представленіи моемъ генералъ-губернатору, въ ноябрѣ 1849 года…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

НЕВЕЛЬСКОЙ о Петровском в 1854 году: …Положеніе наше въ это время въ нижне при-амурскомъ краѣ было таково: въ Петровскомъ находилось 25 человѣкъ при 25 кремневыхъ дрянныхъ ружьяхъ, выбранныхъ изъ остававшихся въ Охотскѣ. Въ Николаевскомъ 30 человѣкъ при 30 таковыхъ же ружьяхъ и 2-хъ и 3-хъ фунтовыхъ пушкахъ, изъ которыхъ изъ одной только можно было стрѣлять. Въ Маріинскомъ постѣ 8 человѣкъ съ таковыми же ружьями и въ Александровскомъ постѣ (де-Кастри) 10 человѣкъ при такихъ же ружьяхъ и одной 3-хъ фунтовой пушкѣ…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сейчас здесь, на этом месте силы, стоят лишь памятные знаки.

В 1850 году на Петровскую косу высадилась экспедиция капитана I ранга Геннадия Невельского, чтобы выяснить, судоходен ли Амур в устье и не соединяется ли Сахалин с материком. В то время эта территория никому не принадлежала, поэтому представляла лакомый кусок для некоторых стран. И англичане там нос показывали, и китайцы. Спешили и русские, понимая, что свято место пусто не бывает.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В то время вынашивалась идея о присоединении Приамурья к России, и воплотилась в жизнь она благодаря исследовательской работе членов Амурской экспедиции. Правда, опорный пункт пришлось маскировать под лавку Российско-американской компании, чтобы скрыть истинные цели исследования. Выполнив свою миссию, экспедиция через 5 лет покинула Петровскую косу.

Ближе всего к заливу Счастья, бетонный куб,

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

с каждой стороны памятная доска

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

на юге — общая информация

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

на севере — ФИО участников,

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

на востоке — о Невельском, на западе-ничего). В списке много известных имён — Бошняк, Орлов, Гаврилов, Чихачёв…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Подхожу к кресту: здесь на Петровской Косе находилось первое в низовьях Амура Российское православное кладбище, гед были захоронены члены Амурской экспедиции и жители первого у берегов Амура Россиского поселения Петровское. 1850-1854гг.
Среди них дочь начальника экспедиции Катя Невельская.
Спите спокойно Россияне — первооткрыватели и первые поселенцы. Жизни свои отдавшие освоению земли Дальневосточной. Мир Вашему праху.
Благодарные потомки помнят о Вас!

34815

Из письма Геннадия Невельского: «Тяжело было нам, родителям, видеть могилу нашей малютки на пустынной Петровской кошке. Тяжелое это было испытание нам, и без того отрезанным в пустыне от всего белого света. Но что делать? Это – жертва тяжкая для нас, она была данью исполнения долга, направленного к благу Отечества».

Где находится могила ребенка – сейчас не знает никто. Также, впрочем, неизвестно и о местоположении кладбища, где лежат другие члены экспедиции.

Кстати, побывав здесь спустя полтора года, в августе 2016, креста этого мы уже не нашли. Был пожар, сгорел. На место него, поставили другой, поменьше размером и уже без таблички.

Фото из 2016 года во время каякерского похода длинною в 1000 км.

DCIM100GOPROGOPR2459.

НЕВЕЛЬСКОЙ о болезни жены и смерти дочери: … По уходѣ изъ де-Кастри Н. Н. Муравьева, я отправился въ Маріинскій постъ, гдѣ ожидало меня тяжко-грустное извѣстіе изъ Петровскаго: старшая несчастная дочь моя умерла и жена была очень больна. Получивъ это, я сію же минуту на байдаркѣ отправился въ Петровское. Жену засталъ я едва только оправившейся отъ этой потери и тяжкой болѣзни. Тяжело было намъ, родителямъ, видѣть могилу нашей малютки на пустынной петровской кошкѣ! Тяжко было испытаніе это намъ, и безъ того отрѣзаннымъ пустыней отъ всего свѣта, но, что дѣлать,— эта жертва, тяжкая для насъ, родителей, была данью исполненія долга, направленнаго къ благу отечества!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Екатерина Ивановна (жена Невельского) во всем поддерживала мужа, помогала ему, чем могла. Ощутить в полной мере героизм этой юной женщины можно, только побывав на Петровской косе.

«Ближайший к нам сколько-нибудь цивилизованный Аян лежал в тысячи верстах пустынного и бездорожного пространства, по которому тунгусы, верхом на оленях, едва ли могли добираться в пять или шесть недель, – вспоминает Невельской. – Прибавьте еще к этому, что мы были окружены в несколько раз превышавшим нас по численности диким народом, у которого нож и физическая сила составляли единственное право».

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение040

Невельская часто оставалась дома одна. Муж занимался исследованиями Амура, периодически отправлялся с докладами в Петербург. Ей оставалось только «прислушиваться к шуму Охотского моря, вечно плещущего на н изменный берег Петровской кошки, саженях в ста за ее домом, да сбирать бруснику в кустах тощего стланика – единственного произрастания на этом унылом песчаном берегу». Это уже из воспоминаний Римского-Корсакова.

P3240376

Я же, зарядившись энергией, к заходу солнца возвращаюсь на стан.

Серёга варит гречку. На столе дымится сковорода с навагой. Вечер проводим в разговорах, я ему о походах, он мне местные истории про рыбалку и про то как волки охотятся на собак.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Смотрюсь в зеркало. Два дня капель — и я выгляжу на порядок лучше, по крайне мере хочется в это верить. Глаза проходят.

25 марта 2015г. День 12. Петровская Коса – мыс Меньшикова
Сплю у Сергея в избушке. Большая длинная кровать на нарах занимает половину помещения. За ночь просыхает вся снаряга.

Просыпаюсь задолго до рассвета свежим и отдохнувшим в 5.30. Завтракаю.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение042

Сергея благодарю за гостеприимство остатками пельменей (те, что предыдущей ночью пересчитывал), витаминами и десятком шоколадок. Быстрый темп, с которым я двигаюсь на юг, позволяет без раздумий поделится частью продовольствия здесь.

К 7.30 уже стою на лыжах посреди залива Счастья. История о волках, добавляет сил и я рьяно в удивительно сухих носках и ботинках двигаюсь на восток по направлению к Амурскому Лиману.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение030

Вдалеке видно мыс Меньшикова. Всё вдохновение, до самого обеда мне приходится черпать в этом мысе, маячащим на горизонте.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

Но к 11 утра, солнце слепит настолько сильно, что уже через пару часов, опять текут глаза. Слёзы катятся ручьём. На небе не просто ясно, а пронзительно ясно, солнечный диск строго по курсу движения, никуда от него не спрятаться.

Подобная история случалась за два года до этого, когда идя без очков, я получил ожоги глаз, и после этого пришлось сутки не вылезать из палатки с перебинтованными глазами. На этот раз очки не снимаю, но солнечные зайчики, отражавшиеся от наполированного льда настолько сильные, что и очки не помогают.

Часто останавливаюсь. Сажусь на сани, закрываю глаза и просто сижу 3-4 минуты с головой на коленях. Холодно, встаю, иду дальше, через 20 минут опять остановка.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Двигаюсь по заливу Счастья до обеда точно на солнечный диск и уже от бессилия от палящего светила, надеваю сразу двое очков (горнолыжные поверх альпиноидных), один глаз затыкаю носком. Так перекрывая поочерёдно глаза, с одним рабочим глазом иду весь день, каждые двадцать минут сменяя носок справа налево и в обратную сторону, давая глазам отдыхать.

ниже фото с зимнего похода с 2013 года

60.JPG

Солнце, солнце, когда же ты закончишься?

Следующие два дня погода была пасмурная, поэтому солнце не беспокоило. Глаза отдохнули и уже больше не беспокоили. Бормочу мантру: глаза дело наживное, каждый поход делает нас сильнее, а каждая неудача в походе делает меня мудрее… Бормочу и бормочу, но уже не совсем уверенно…

Мыс Меньшикова, кажется недосягаемой точкой. Время идёт, а я никак не могу приблизится к нему. К двум часам дня он точно такой же как и с утра. Это изматывает. Словно ты на беговой дорожке, которая скользит под тобой бесконечно, не приближая и не отдаляя ничего вокруг.

Надо перекусить. Немного сушеной рыбы, кусок галеты – и вот, о чудо, крепнут руки, проясняется голова, твердеют намерения. Вот же, мразь – этот человек!… как немного ему надо… кусок сушёной рыбы и сухарь.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В последние дни постоянно думаю о еде. Еды в санях вдоволь, но ты всё равно о ней думаешь. Наличие ещё вчера у тебя пельменей, не мешает тебе по пол дня думать о фруктах, японских сушах, яичнице и чистой воде. О свежей воде думаю с завидной регулярностью. От мёртвой жидкости из топлёного снега уже начинает мутить.

Благополучно миновав восточную часть залива Счастья, лагерь разбиваю между Меньшикова и Байдукова. Отсюда до мыса завтра час ходу.

На ужин какая-то супервитаминная смесь.

26 марта 2015г. День 13. Остров Байдукова – мыс Пронге
Есть теория хаоса, а есть мнения, что все что нас окружает во времени и пространстве, не случайность. Вот и сегодня утром, вылезая из промозглого спальника и перебирая рюкзак с рассыпавшимися макаронами и крупами, вперемежку со слипшимся шоколадом, и всё это промёрзшими пальцами, я был сторонником хаоса. К вечеру, когда ритм движений входил в обычную колею, я вставал на сторону не случайности.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение016

В этом ледовом походе напарника нет рядом, поэтому в палатке я главный повелитель всего съестного. Так и сегодня наперекор режиму, вместо овсянки, на завтрак варю макароны.

1,5 часа с утра посвящаю ремонту снаряги. Подшиваю шлейку от саней, ремонтирую лыжное крепление.

С утра плотный туман и снег.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К 11 часам снег стихает. Видимость улучшается до 5-8 км. Иногда даже появляется солнце и голубое небо.

Прохожу остров Байдукова с юга, поворачиваю на юг и начинаю «спуск» по Амурскому лиману.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вот и маяк на Меньшикова. Заброшенный и летом уже весь заросший, зимой его хорошо видно. Традиционная постройка, ничего от тех японских маяков, что у нас на юге Сахалина.

Здесь мой курс меняется. Теперь только на юг.

Опять непрекращающийся туман вперемежку с голубым небом, вызывают во мне подозрения о честности игры.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Голубое небо появляется не надолго, плотный туман с низкой позёмкой вновь зажимают лиман в свинцовые тиски.

С утра сильно подмёрзают руки, дабы согреться, взвинчиваю темп, и уже к обеду прохожу более 15 км..

На юг — остров Белякова (тот самый штурман Беляков из команды Чкалова). Из трёх островов — этот самый маленький. На лыжах за 10 минут обойдёте.

18—20 июня 1937 года на самолёте АНТ-25 в качестве штурмана в составе того же экипажа (Чкалов, Байдуков, Беляков) впервые в мире совершил беспосадочный перелёт Москва-Северный полюс-Ванкувер (США) протяжённостью 8504 км.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За островом уже видно Пронге. Перед ним, спрятавшись за мысом от южных ветров, стоит посёлок Пуир. Вон и дым из многочисленных труб.

Чтобы не пересекаться с местными, слегка меняю курс, беру восточнее и на ночь встаю в 1 км к востоку от мыса.

Вдали, со стороны посёлка, слышу шум снегоходов, яркая жёлтая палатка привлекает местных и уже через 15 минут вокруг палатки 3 снегохода. Все мужики с жёнами, кто с рыбалки, кто просто отдыхает. Как и положено, все торопятся, хотя и не идут ни куда. Нивхи народ добродушный, каждый норовит чем-то помочь, самый любопытный просится внутрь палатки, залазим, фотографируемся.

Поток посетителей не ослабевает, но солнце быстро садится, гости разъезжаются.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение036

Звоню по спутнику Дане. Говорит, что завтра попутный северный ветер. Хорошие вести! Если повезёт, пойду под парашютом, лиман позволяет. Южнее Пронге ни одного тороса. Словно утюгом Лиман отутюжили.

Запись в дневнике: «…тепло, надеюсь на завтрашний день, парашюты готовы…»

Засыпать сегодня особенно приятно: то ли близость цивилизации (Пуир), то ли предстоящий прогноз, то ли уже несколько дней назад пройденный экватор даёт о себе знать.

27 марта 2015г. День 14. Мыс Пронге — Чамские Острова
Сегодня просыпаюсь поздно. На часах уже 7.30. С утра тепло. В проём палатки врывается солнечный свет и звуки окружающего мира. Вернее, один единственный звук — звук пока ещё слабого, но попутного ветра.

Голубое небо и северный ветер дают надежду на то, что прогноз сбудется. По данным с большой земли, раздуть должно к одиннадцати часам.

Неспешно завтракаю, собираюсь, выползаю из палатки и к десяти уже двигаюсь на юго-восток, планируя выйти сегодня на центр Лимана, и дальше на юг. До двенадцати несколько раз раскладываю парашют, но всё безрезультатно, ветер рваный и недостаточно сильный.

P3270450

Всё изменилось в начале первого, словно кто-то щёлкнул выключатель. Ветер тронулся и задул ровно с такой мощью, сколько нужно для комфортного передвижения по ледяному плату с санями и бэккантрийными лыжами и ботинками.

После часу начинаются основные приключения сегодняшнего дня.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение007

Уже к часу дня, ветер дует ровно 8-10 м/с без рывков и строго северный.
Видимость отличная, материковские и сахалинские горы мелькают как в калейдоскопе.

Без имени-1

Травмированное несколько лет назад колено, даёт о себе знать уже через час. Начинается бешенная гонка. Стараюсь не упустить момент, я лечу на юг без остановки. Через два часа ноги молят о перерыве. Останавливаюсь на 15 минут, выпиваю чаю и без обеда рву дальше.

Уже много раз испытанный Сахалинскими ветрами парашют неумолимо тянет на юг. Ветер крепчает.

фото

Уже к четырём часам я пролетаю почти 50 км (напомню из лагеря я стартовал в районе 11 утра, задуло в начале первого), а ветер и не думает прекращаться.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение009

Ближе к пяти начинаются заструги, ветер меняет направление на север-северо-восток. Приходится вырезать угол, чтобы не уйти на запад к Частым островам.

Если продолжить движение в этом направлении, то можно уйти на запад от полыньи между Лазарево и Погиби. Мне же туда не надо!

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение043

Постоянно в полусогнутом состоянии, в позе заваленного лыжника на восток, я продолжаю с бешенной скоростью двигаться на юг. Затем ветер усиливает восточное направление.

Всё было предельно ясно, что ничего не понятно, что делать с парашютом при таком боковом сильном ветре. Но уже не обращая внимания, на то, что меня сносит на запад, я несусь не сбавляя скорости.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение008

Парашют пробуждает в мозгу зону, до этого спавшую, не использованную мною в течении всей жизни. Зону любви к ветру.
Я ни о чём не думаю, это чистый адреналин, природа сама составляет сегодняшний план за меня, ветер дует не переставая.

P3290528

— Чего так слабо? — ору я, когда он временами сбавляет свою мощь. Эмоции, в которых я сегодня черпаю энергию, переполняют.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Всё дальнейшее происходит в полном соответствии с классической схемой распиздяйства.

К шести вечера, от усталости, на всей скорости, со всего маху врезаюсь в заструг, переворачиваюсь и кубарем лечу вперёд. На моё счастье, дальше ровный участок метров 100. Его хватает, чтобы погасить купол.
Потирая бок, лёжа посреди пролива и уставившись на небо:

…не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?…

А ведь на бумаге в тёплом кресле всё спланировал. Точно помню, что падений в планах не было. Сломать здесь ногу в центре Амурского лимана — незавидное приключение. Ощупав конечности, медленно поднимаюсь, ноги не держат, опять расправляю парашют и продолжаю движение.

Понимаю, что скоро начнутся сумерки и времени в обрез, стараюсь выжать максимум из сегодняшнего дня.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение012

Впереди уже виднеется пролив Невельского. Справа Лазарево, слева Погиби.
Точно знаю, что где-то впереди полынья, разрезающая лиман на две части острым ножом открытой воды. Опасаясь выскочить к западу от полыньи, прилагаю неимоверные усилия, чтобы идти на юго-восток. Ноги не держат. Порою мне кажется, я их уже совсем не чувствую.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Буксировочный парашют, это не кайт, поэтому такие номера при сильном северо-востоке с ним не проходят.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

К восьми вечера уже на закате, понимаю, что в сумерках можно нарваться на неприятные заструги, останавливаюсь.

Выясняется, что мне удалось пройти за сегодня 98 км!!! Вот что значит правильный ветер! Это была явь!

Сегодня я получил щедрое вознаграждение за постоянные таскания с собой парашютов. Успех достигнутый за сегодня, позволяет пересмотреть планы и надеяться на финиш через 4-5 дней.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но это лишь мысли, а сейчас я уже минут 10 лежу на льду, голова на санях. Снимаю лыжи, ноги словно культяпки болтаются рядом, не реагируя на команды. Ещё 5 минут и начинаю подмерзать. Стоять на ногах по прежнему не могу. На коленях собираю палатку и забираюсь внутрь. От этой бешенной скачки, на готовку сил уже не остаётся.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение034

Перед сном обнаруживаю, что нет камеры gopro. В потьмах переворачиваю всё, но камеры нет. По всей видимости где-то во время скачки улетела. Помню её за 30 минут до финиша, значит она где-то недалеко. Завтра буду искать.

Достаю дневники и заношу запись: «Один из лучших дней в моей жизни!»

Перед сном ещё раз осматриваю сани, от бешеной скачки по застругам они могли лопнуть. Но они заслуживают самых добрых слов, ни одной видимой трещины.

Позади почти 4 сотни километров, а серьёзных поломок, за исключением мелкого ремонта, пока не было.

Съев пару шоколадок, заваливаюсь спать. Сегодня чувствую дыхание Амурского лимана. Под палаткой фарватер, метровый лёд и далее вода глубиной 20 метров.

28 марта 2015г. День 15. Чамские Острова – м. Погиби
Просыпаюсь в 4.30 утра. Засыпая вчера, измученный рекордным переходом, сегодняшнее утро воспринимаю как продолжение дня вчерашнего. Словно и не спал. Так прилёг на 5 минут.

5 часов для сна — много это или мало? Ответ. Мало!

Тем не менее, утро пролетает незаметно. Помогают привычки, выработанные годами. Ты единый механизм. Уставший, но всё таки продолжающий пока исправно работать механизм.

Быстро одеваюсь и в 5.00 уже на лыжах. В поисках камеры иду налегке обратно по своим следам. К счастью идти не приходится долго, уже через 30 минут нахожу камеру.

Возвращаюсь в лагерь. Теперь уже неспешно начинаю завтракать. И вот незадача, выливаю термос прямо на спальник. В спешке, спасая всё вокруг от проникающей влаги, снарягу разбрасываю по палатке. Всё в беспорядке.

На уборку крошечного мира, размером два на два метра уходит утомительных два часа. Словно черепаха в своём панцире, я вожусь внутри палатки. Жалко носки, три пары насквозь пропитаны чаем. Ну ничего к вечеру высохнут.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Встаю на лыжи и понимаю, что сегодня я гораздо слабее ногами, чем в своих мыслях в спальнике, планируя добежать до Виахту за ближайшие 4 дня. Опёршись на палки отрываю примёрзшие сани ото льда и начинаю движение.

Раз, два, раз, два… снова этот бесконечный грубый ритм. Гомеостаз: все мы, когда нам трудно, стремимся к гомеостазу. Все наши органы стараются скоординироваться и саморегулироваться в условиях враждебной внешней среды.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Во время войны, люди смиренно садились на сухой паёк из воды и корки хлеба. Могли по несколько дней голодать и затем идти в атаку. Вот им было тяжело. Так чего же удивляться, что наш организм в современном комфортном мире способен прожить 20 дней в палатке на морозе, треская сушёное мясо.

Холод? И тут мы опять стремимся к гомеостазу. Адаптируемся. У пьяницы ведь тоже печень лучше воспринимает алкоголь, чем печень здорового человека. Ничего сложного.

Это я так сегодня пытаюсь себя подбодрить.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Уже с обеда по правую руку вода. Полынья огромных размеров, шириною в несколько километров, прорезает пролив Невельского от Лазарева до Погиби.

P3290513

Тёмная от холода вода совсем рядом. Вечером, в темноте дыхание открытой воды чувствуется особенно, легкие испарения, подгоняемые западным ветром проносятся на восток. Но ничего не видно, темнота. Фонарь освещает лишь несколько метров впереди тебя. Вода в нескольких десятках метров по правую руку.

Где-то сегодня я обретаю второе дыхание.

Любопытно, чего человек боится больше всего? Прав был Достоевский — люди боятся сломать всё раз и навсегда, боятся нового шага, нового собственного слова… Человеку надо пройти через много, чтобы обрести самого себя.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение038

А сегодня холодновато.

Палатку ставлю метрах в 100 от полыньи. Сегодня был неплохой маршбросок. До финиша остаётся совсем немного. Впереди остаются Уанги, Лах, Тык. До Виахту не более 100 км.

29 марта 2015г. День 16. Мыс Погиби – мыс Уанги
29 марта, я просыпаюсь слишком поздно, сон не восстановил силы. Уставший, с сухим лицом и растрескавшимися пальцами, выбираюсь из спальника и оглядываю своё жилище.

Вон и мыс Погиби по правую руку. До него не более одного километра. Здесь же и маленький посёлок. Заходить туда смысла нет, поэтому сворачиваю лагерь и продолжаю движение на юг в сторону мыса Уанги.

Всю первую половину дня, борюсь со сном. Иду с гружёнными санями и борюсь со сном! Монотонная ровная поверхность сегодня утомляет. Лишь незаметное шарканье лыж. Сонное состояние преследует до четырёх часов.

Говорят, что слабаки познаются в эндшпиле. Идёт шестнадцатый день похода. До чего же я устал.

P3300559

Развожу горелку и механическими движениями подсушиваю заиндевевшие ботинки, чтобы они хотя бы немного могли сгибаться и в них можно было бы просунуть ногу. Влезаю в ботинки. И ничего, и привык же уже. Поморщился пару лет в походах и вот же привык. Ко всему-то люди привыкают. Дай только время и дай понять, что другого пути нет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Свинцовые тучи висят весь день. Идеальная тишина, как перед штормом.

Сегодня планирую без обеда. Обеденный перерыв в последние дни становится в тягость, легче весь день перекусывать орехами и батончиками. Наверное от усталости. В три часа урезониваю себя, понимая что впереди ещё пол дня пути, перевожу обеденное время в разряд обязательных дел.

Хруст снега под лыжами, такой чёткий, разрезающий уши, разносится, кажется, на километры. Ощущение свободы до самого горизонта.

Примерно между 4 и 5 часами вечера сильно хочется спать, вынужден даже остановится и прилечь на сани. В полудрёме жду когда начну подмерзать, чтобы подгоняемый холодом прогнать этот чёртов сон.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

День пролетает незаметно. На часах уже темно. Видимость резко ухудшается. Нормальный человек, живущий в кредит, уже давно пришёл вечером домой из офиса, плюхнулся в кресло и смотрит кабельное телевидение, попивая пиво.

— Слушайте все! — кричу я в темноту с каким-то особенным остервенением. — Я здесь! Здесь!

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение015

Уже давно стемнело. Десятый час. Но я продолжаю идти. Вот и одиннадцать. Двенадцатый час ночи! Чёрная темнота.

На небе не точки. Лишь свет фонаря и мерцание GPS. В двенадцать ночи останавливаюсь, сажусь на сани, открываю термос. Холодный чай приятно разливается по растрескавшимся губам. Чай течёт по телу, не обращаю внимания, термак и так весь мокрый от пота.

Всё только начинается. Работа над собой не заканчивается, когда ты устал. Наоборот. Хочется залезть в спальник здесь и сейчас, но срабатывает тумблер, встаю и в неспешном ритме двигаюсь ещё минут сорок, чтобы просушить термак теплом своего тела. Близость дома, ускоряет шаг, и не смотря на то, что сегодня уже семнадцатый день, и на лыжах сегодня приходится тропить, я иду уже пятнадцатый час. Когда одежда высыхает, вновь останавливаюсь, ставлю палатку.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение044.jpg

— Слушайте все! — кричу я в темноту с ещё большим остервенением, чем пару часов назад. — Я здесь! Здесь!

На часах половина первого ночи. Шестнадцатый день похода. И я бреду до половины первого ночи! Откуда силы? Нет сил не осталось. Вновь старею. Лишь рефлексы, рефлекс близости финиша, заставляющий идти без соблюдения какого-то графика. Вперёд и вперёд. И дело не в личных амбициях, кому тут чего доказывать? Ты совершенно один, где-то между материком и Сахалином, ночь переваливает за полночь и ты продолжаешь, словно муравей, тащить свою ношу на юг.

Ближе к часу, разбиваю палатку. Нкаких оттяжек, никакого верхнего тента. Скрючившись в углу, надуваю ковёр, снимаю ботинки и как есть залезаю в спальник.

До финиша 2 дня пути.

P3310587

30 марта 2015г. День 17. Мыс Уанги – залив Тык
С утра солнце. Вроде и ветра нет. И туч уже нет. Яркое палящее солнце. Прогноз на ближайшие два дня ходовой. Стало быть, до Виахту — два дня пути, и стало быть послезавтра буду финишировать.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На Лахе (мыс, крайняя западная точка острова Сахалин) торосы, часто попадаются неглубокие трещины. Опускаешь палку — не глубоко. Воды не более полуметра. Здесь мели. Какие-то трещины перепрыгиваешь, с какими-то приходится искать обходы.

Захожу в залив Тык и режу его по диагонали на юго-запад. К обеду раздувает, небо затягивает белой пеленой. Начинает идти снег. Видимость минимальная.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Из-за плотного снега уже в шесть темнеет.

Солнце давно зашло за горизонт. Девятый час. Вокруг кромешная тьма, лишь слабый свет луны пробивает сквозь тучи. Низкий берег не видно, да и далеко он по левую руку.

Иду, согнувшись под тяжестью саней. Каждый день они всё легче и легче, но сегодняшние постоянные обходы трещин начинают изматывать. Опять старею.

Иду, погружённый в свои мысли и долго не оборачиваюсь. Это от усталости. Сил повернуть голову, проверить сани, не остаётся. А может это лень?

Сегодня иду медленно. А может это только так кажется? Послезавтра уже апрель, а на термометре минус 14 градусов. Тем не менее, грех жаловаться, в этом походе очень тепло, температурами за минус 30 и не пахнет даже близко.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Жара стоит страшная. Нет, на самом деле температура была в районе 10 ниже нуля, но к вечеру очень сильно вспотел.

Идёт снег, очередной перекур, ветер подмораживает мокрое тело. Обжигающий, залепляющий глаза снег несётся в холодном равнодушии откуда-то оттуда с материка через бесконечные гряды торосов залива Тык.

Погода вечером не жалует. Ветер до 10 м/с, правда уже не встречный, а боковой, но тем не менее.

Надо разбивать лагерь. Продолжать маршрут при таком снеге в темноте ещё то удовольствие. Сбавляю темп. Пятнадцать минут, и пот уходит. Можно останавливаться. На часах почти девять.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение045

Ночь, вокруг на многие десятки километров никого. Вокруг ровный лёд. Укрыться негде. Но привык. Вопрос лишь времени.

Видимость отвратительная, ветер со снегом. Долго вожусь с установкой палатки. Собираю внутренний каркас, вставляю дуги, палатка тут же пытается вскочить на ноги и оказаться в вертикальном положении. Затаскиваю внутрь сани, рюкзак, распихиваю их с наветренной стороны, только после этого занимаюсь наружными работами.

Ветер не более 8-10 м/с, но палатка словно взбесилась, с трудом, но всё таки за час я устанавливаю её и натягиваю все оттяжки.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение021

Несмотря на полную автономность и одиночество, сегодня, на семнадцатый день похода, ты ощущаешь себя как единый слаженный механизм, состоящий из множества деталей, словно ты в обычном групповом походе, и каждый отвечает за свою функцию. Ноги отвечают за тропёжку, мозг за ориентацию в пространстве, руки готовят еду и расставляют палатку. Пальцы отвечают за температуру окружающего воздуха… В Соло силен диктат по отношению к себе.

Залезаю в палатку, и первым делом пытаюсь освободить ото льда, успевшую отрасти за 3 недели бороду. Вместе с кусочками волос, лёд летит за борт.

На ужин варю рис, немного сушённого мяса. Снег хотя и меньше, но продолжает идти. Северный ветер 4-6 м/с.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За палаткой сквозь ветер, слышен шум прибоя. Это там, за мысом, в 500 метрах, на запад волны разбиваются о берег. Южнее Тыка сплошных льдов практически нет.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение025

Забравшись в спальник, достаю фотоаппарат. Листаю фотографии: Мончигар, Мария, Тамлово, Чкалова, Петровская Коса, Пуир, Пронге, Чамские, Лазарево, Уанги… Смотрю на свои фотографии в разные дни похода. Ндааа… холод изрядно потрепал. Вот и заплывшие воспалённые глаза на седьмой день похода, которые удалось вылечить только после Петровской косы.

От лица ничего не скроешь. Покажи эти фотографии сейчас маленьким детям — испугаются. Восемнадцать дней и тебе уже на вид 50.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мысль от того, что завтра финиш, подбадривает. Восстановится ли погода? Выключаю фотоаппарат и моментально засыпаю.

31 марта 2015г. День 18. Залив Тык– Виахту
С утра продолжается ветер. Палатка в снегу. Идёт мелкий снег. На улице тепло.

Сегодня 31 марта, сегодня день Огня Воинов. Есть такой праздник у народов Центральной Азии и Закавказья. Считается, что огонь воина (хварна) дается Богом не только от рождения. Ты можешь родится слабым, слабосильным и слабохарактерным, но ты можешь получить Огонь воина за заслуги дел. Всё в твоих руках. Путь воина мужчины — это путь реальных твоих достижений и побед. Праздник Огня воинов — это праздник воинов и людей с хварной воина. Женщины в этом празднике не участвуют, только мужчины. В течении всего дня мужчина должен носить шлем и есть  грубую пищу, как подобает воинам.

Ну что же шапка есть, грубой пищи хоть отбавляй.

И день начинается с музыки. Есть и любимая утренняя мелодия, звенящая в наушниках плеера.

За ночь снега намело прилично. Тамбур палатки занесён снегом, полуоткрыв молнию, пытаюсь не вылезая из мешка немного раскидать снег и откинуть его от молнии двери. Образовывается щель, приподнимаю полог, ветер с низкой позёмкой устремляется внутрь. На небе плотные тучи.

Нет ничего неблагодарнее, чем ожидание погоды зимою в крайний день похода.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Выползаю из палатки в 8.30. Ночная метель перешла в слабую позёмку. Чувствуется, что организм сегодня на подъёме и сделает всё возможное, чтобы сегодня оказаться в Виахту (точка финиша).

Населенный пункт Виахту расположен в Александровск-Сахалинском районе Сахалинской области в средней части на западном побережье острова Сахалин.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение030

Одеваюсь по штормовому. Завтрак готовлю на улице. Набиваю, как и полагается в этот день, рот большим кол-вом грубой пищи и больше машинально, чем осознанно, заканчиваю со сборами и выдвигаюсь.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вчера мне удалось вплотную приблизится к южной части залива Тык. Остаётся лишь пересечь узкую полоску суши отделяющую залив от моря. А там уже открытая вода.

И всё таки около двух часов уходит на то, чтобы выйти из залива. Постоянно слышу море, но я продолжаю двигаться на юг, по как мне казалось, уже суше. Термометр показывает всего 7 градусов ниже нуля.

Из-за падающего снега ничего не видно, но шум прибоя точно указывает где запад. Ветер дует в спину, но парашют не открываю, опасаясь влететь в торосы, которых здесь много. Они вырастают неожиданно.

К одиннадцати часам пересекаю косу и вот уже море. Здесь льда нет. Ветер усиливается, видимость проясняется.

dzhango_-_sneg_(zvukoff.ru).неподвижное изображение011

Погода сменяется с нелётной на лётную. Раскрываю парашют. Парашют несёт с хорошей скоростью. Иду то по лысым полям вдоль берега, то прям вдоль береговой линии по участку не шире обычной двухполосной дороги.

P3310592

Уже через три часа оказываюсь в заливе Виахту. Залив открыт в устье, полынья уходит далеко внутрь залива. Приходится потратить ещё час, чтобы обойти её.

Пересекши залив, через пролысину в лесу вылетаю уже на чищенную дорогу, в 200 метрах от меня виднеются крайние дома на севере посёлка. Здесь и главная улица.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

И вот, наконец, финиш! Я в Виахту (посёлок на острове Сахалин, Александровск-Сахалинский район). Конец!

Без имени-1

GPS показывает — пройдено 499 км, позади 18 дней.

Усталости нет. Я был готов, и поэтому на самом деле это было несложно. Действительно несложно.

Через 30 минут я уже сидел, развалившись в кресле, перед дымящейся тарелкой с пельменями в гостях старого знакомого в Виахту. Солнце клонилось к закату в очередной раз, теперь уже восемнадцатый день похода.

Маршрут был закончен.

Наверное, есть какой-то гуру, который диктует сознанию новые идеи и направляет наши действия. Самое печальное то, что наша жизнь изо дня в день состоит из одних и тех же маршрутов, и смелость пройти новый — это великий труд. Надеюсь с годами тяга к новому не угаснет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Отпускать и двигаться дальше, как правило, довольно трудно, но стоит сделать это, и Вы почувствуете себя свободным и поймете, что это было лучшее из когда-либо принятых Вами решений…

P3290530

март 2015

Видеоролик о событии тех дней: