2014 эукариот шренка

  • автор отчёта Беляков Г.

На юге Сахалина много живописных мест. Эукариот Шренка — один из красивейших маршрутов, разнообразный, одновременно брутальный, даже порою сложный, из тех, которые были пройдены мною на юге Острова.
Горы Шахматная, Рудановского, Поднебесная, Кутузовская, Новомберского, Лучевая, Чирикова, Куница.

  • остров Сахалин, хребет Шренка
  • март 2014г.
  • продолжительность 7 дней
  • протяжённость 87км
  • участники Волосович Д., Беляков Г., Пасюков М.
  • автор отчёта Беляков Г.

карта 2

НИТКА МАРШРУТА
13.03.14 устье р. Черной – р. Луза — подножие г. Шахматная 14 км
14.03.14 подножие – г. Шахматная (711) — седло перед подъемом на Ю-Камышовый хр. (полудневка) 6 км
15.03.14 седло — г. Волчок (717) — г. Тамара (627) 14 км
16.03.14 г. Тамара — г. Рудановского (925) — г. Поднебесная (690) — отрог г. Поднебесная 2.5 км севернее Кутузовского перевала 11 км
17.03.14 отрог — пер. Кутузовский — г. Кутузовская (690) — г. Новомберского (771) — г. Чирикова (760) — перемычка южнее г. Чирикова 11.5 км
18.03.14 перемычка — г. Лучевая (636) — г. Куница (709) — западный склон г. Бесстрашной 14.5 км
19.03.14 склон — перевал — г. Тригони (557) — г. Б. Пилсудского (419) — р. Найба 16.5 км
ИТОГО 87 км

1Меня часто спрашивают зачем? Зачем эти километры, этот холод, эти стертые в хлам ладони и ступни, убитая снаряга, потраченное время и деньги. А я толком не могу ответить и описать. Потому что словами этого просто не передать. Не передать то, что чувствуешь глядя на бездонную синеву холодного зимнего неба. То, что чувствуешь, когда встаешь в полный рост навстречу ветру на пике очередной вершины и он, беснуясь в бессилии, пытается сдвинуть, сбросить тебя… То, что чувствуешь когда всплываешь над двумя метрами пушистого мягкого и ослепляюще-белого пухляка, летишь вниз, мимо исчезающих в белой пыли елей. То, что чувствуешь, когда после холодного 10-часового перехода забравшись в палатку, первый глоток горячего чая пускает волну ласкающего тепла по всему твоему телу. Или осознание того, что вокруг тебя на десятки километров ни единой живой души, и что вся твоя жизнь здесь, сейчас, с тобой и у тебя за спиной. Простите, но я не могу этого описать.

103

Так сложилось, что для меня прошло чуть меньше 6 лет с момента крайнего серьезного лыжного похода. Молекулярно-мизерный срок в жизни гор. Но довольно-таки значительный по человеческим меркам. Многое позабылось, где-то потерялось. В том числе и на уровне психологии. Потому что без страха смелости не бывает. И чтобы поднять планку, нужно прилагать усилия, в т.ч. и в области борьбы с собственным страхом… шаг за шагом, ступенька за ступенькой… но об этом позже, а пока…

Выбор маршрута и подготовка

Очень часто лучшими маршрутами, которые мы проходим становятся не те, которые планируешь и «обсасываешь» долгое время, а именно те, которые возникают стремительно-спонтанно и, так же стремительно воплощаются. Собственно именно так возникла идея хребта Шренка.

89

В январе ребята сходили в разведку , поднявшись на высшую точку хребта — г. Рудановского, но дальше на хребет не пошли. Соответcтвенно, нужно было закрыть этот проект, хотя и обсуждались разные варианты. И хотя в итоге этих обсуждений мы определили 3 основных кандидата: хребты Онорский, Стланниковый и Шренка, после различных манипуляций и согласований свободного времени, дискуссий на тему плюсов и минусов, логистических компонентов и элементов привлекательности мы все-таки остановились на хребте Шренка.

Собственно говоря, как только решение было принято, Макс запостил тему с анонсом похода на нашем сайте, с мозговыносящим названием «Эукариот Шренка», вызвав этим шквал версий «что это было», над которыми, я могу представить, он, наверняка, пару ночей хихикал, сидя дома за монитором. В конечном итоге никто так и не угадал, хотя близкие версии были, и секрет названия был раскрыт остальным участникам экспедиции непосредственно после ее начала. Не буду томить читателей, а также вдаваться в изложение научных постулатов. Согласно Максовой теории, горные системы, подобно живым организмам могут иметь явно выраженное ядро, а могут его не иметь, и также могут быть сложными и запутанными, а могут таковыми и не быть. В случае Шренка, имеется явное ядро (в виде г. Рудановского), и сложное строение подходящих к нему хребтов. Поэтому такой хребет относится к горным «эукариотам», подобно сложному ядерному многоклеточному организму. Вы все поняли? Ну я в общем примерно также, уже пару месяцев это перевариваю, но спорить о правомерности названия не стану: в отсутствие другого, более выпендрежного, или цепляющегося названия, за походом закрепилось именно это.

4

В отличии от Дани и Макса, которые регулярно ходят в зимние экспедиции, для меня сборы были сложным мероприятием. Сомнительное благо, но я прямо перед экспедицией простудился, поэтому парни выделили мне дополнительный день чтобы оклематься. День пришелся как нельзя кстати, т.к. я чуть ли не впервые в жизни смог нормально, без спешки собраться. Практически ничего не забыв. Неплохое достижение, учитывая то, что нужно собрать всю свою жизнь на ближайшие 9+2 дня в рюкзак весом 25 кг. . (В конечном итоге мы шли 7 дней, но никогда не знаешь…) Большим подспорьем стало то, что ребята выдали мне заранее подготовленные комбикорма сублиматы собственного приготовления.
6

В общем, впервые в жизни, вечером перед походом, я лег спать в 10 часов (а не в 2 или в 3 как это бывает обычно.) И это, скажу вам друзья, было изумительно!

Кстати, про кто-такие были Шренк и Рудановский — можно почитать в интернете. Великие люди.

День 1, 13 марта 2014 г.

На следующее утро проснулся по-прежнему немного больной, но однозначно намного лучше чем днем ранее. Зато выспавшийся, полный решимости, с утра сделав обычные домашние дела, поднял рюкзак и вышел к авто Емича, который любезно выступал в роли заброски. Увы, за ночь рюкзак не полегчал и его вес составлял все те же 25 кг. Без особых происшествий добрались до Черной речки, что за Фирсово, и, быстро затянувшись в рюкзаки, и снарягу, вышли на маршрут. Как это и полагается, первые километры прошлись довольно-таки быстро, даже учитывая то, что вначале уткнулись в довольно-таки густой лес. В 2 км от старта, после полосы абсолютно непривычных для Сахалина сосен, долина сужается и поиск дальнейшего пути становится совсем простым.

7

Рассматривая себя, развлекались тем, что придумывали клички по характеристикам снаряги и одежды участников. Ярко-болотный зеленый цвет одежды одного из нас, сразу привел нас к мысли о том, что в походе участвуют никто иной, как мастер лесной глуши Шрек. Гибрид ледоруба и лыжной палки в руках другого участника, привел к ассоциации его с Капитаном Крюком. Оставалось подобрать героя третьего участника. Ни другом Шрека ослом, ни его женой-принцессой, а также Питером Пеном или Джинни этот господин становится наотрез отказывался, и съехал на том, что рассказал историю, как накануне отъезда кто-то из соседей предложил ему баллотироваться в мэры подъезда. Собственно говоря, на этом определение состава команды закончилось. На маршруте Шрек, Капитан Крюк и Мэр Подъезда.

8

Снег был неоднозначный… Оттепель неделей ранее его реально подтопила по низам, и под небольшой коркой была полурыхлая масса напоминавшая консистенцией влажный сахар в который джентельмены радостно, но неглубоко проваливались. Впрочем, в начале маршрута это не имело большого значения, тем более что через 2 часа после выхода, мы подкрепились бутерами. Далее направились севернее по распадку речки Роза (не путать с р. Руза, которая южнее), впадающей в Черную, и вышли к месту, где нам предстояло забраться на отрог хребта ведущего к подножию первой вершины экспедиции: г. Шахматной.

9

На этом этапе отрог достигает высоты около 150 метров, которая увеличивается по мере продвижения на запад, где вплотную подходит к восточной стенке нашей первой вершины. На высоте ситуация со снегом начала быстро меняться. Следы оттепели сначала стали намного менее явными, а потом пропали вообще. Через некоторое время мы шли по абсолютно зимнему лесу, при внешней температуре -2. Хребет постепенно поднимался, и в какой-то момент, мы прошли территорию бывших лесозаготовок – в определенных местах даже читалась старая дорога. Впрочем, никакой пользы от нее нам не было, особенно учитывая то, что хребет стал резко набирать высоту. Перерывы стали более частыми, но о какой-то усталости пока говорить не приходилось

10

И в этот момент, вместо того, чтобы продолжать лезть по плечу, решили попробовать слегка его срезать с южной стороны, ибо было известно, что в конечном итоге, у подножья горы предстоит спускаться в яму. Увы, тут мы совершили ошибку: путь, который казался логичным траверзом с умеренным уклоном и набором высоты, через 100 метров превратился в приличный овраг с крутыми бортами, на которые потратили довольно-таки много сил и времени. Продолжать вдоль оврага смысла не было, и как-только уклон уменьшился до приемлемого, мы вылезли обратно на плечо. В этот момент, снег окончательно стал пушистым, и мы тропили по очереди, проваливаясь примерно по колено. Впрочем, это был практически конец ходовой части дня. Скатившись в небольшую ложбину с разряженным еловым лесом, мы встали в том же месте, где вставала предыдущая экспедиция, на высоте около 500 метров.

11

Впереди просматривалась довольно-таки крутая стенка, опоясывающая место нашей стоянки полукругом.. Макс показал нам январскую линию подъема на хребет, которая вызвала у нас с Даней изрядную долю скепсиса. В первую очередь не внушали доверия ни количество, ни состояние снега. Однако у этой линии подъема было одно неоспоримое преимущество – она четко просматривалась, и гарантировала отсутствие наддувов в конце подъема. А наддувов там было много, они красовались по всей длине стенки. Кажущиеся маленькими кубиками снизу, в ближайшем рассмотрении они частенько имеют размер двухуровневого гаража, так что упереться на подъеме в такую радость совсем не хотелось.

13

Впрочем, потенциально существовали и другие линии подъема – их хорошо было видно на спутниковом снимке, но однозначной гарантии отсутствия снежных шапок не было. В общем, за этой дискуссией мы скоротали короткий вечер в палатке, и под шуршавший по тенту снег, начавшийся после захода солнца, улеглись спать.

12

За день пройдено 14 км, особых сложностей не встретилось. Мое первое дежурство прошло без эксцессов – сублиматы домашней закваски работали на ура. Единственная штука которая представляла некоторый моральный дискомфорт – клюв палки-ледоруба, который все время маячил перед глазами и, казалось, пытался воткнуться мне куда-нибудь куда совсем не надо…

День 2, 14 марта 2014 г.

Первая ночь прошла без каких-либо происшествий. Изрядно подсыпало снега, и он продолжал идти, хотя ветра с утра особого не наблюдалось. Встав в 7:30 оперативно выдвигаемся в районе 9:15. Принято решение попробовать подняться на стенку по более пологому участку, расположенному согласно спутниковым снимкам примерно в 300-400 метрах севернее. Тропим вдоль стенки с небольшим набором высоты. Зимнего, пушистого снега по колено, местами по я… бедра. Наша задача найти полосу леса, с этим самым относительно пологим выходом на хребет. Накануне, помимо спутникового снимка, она просматривалась визуально. Основной риск все тот же – упереться в большой наддув на гребне.

14

Упираемся в небольшой овраг, преодолеваем его, лес есть, но не понятно то ли это место которое нам нужно. Практически сразу, еще один кулуар, более глубокий и отвесный, поэтому зигзагом ползем наверх, оставаясь в полосе деревьев. Видимость ухудшается, и, по мере приближения к хребту чувствуется, что дует. Деревья-кусты все реже и реже, но впереди просматривается – совсем небольшой 30 см карниз, и возникает надежда что он обозначает ребро хребта, а значит — конец подъема. Макс добирается до наддува первым, спрашиваю его, «оно ли это», на что он говорит, «не хочу спугнуть, щас станет ясно». Буквально через 2 минуты радостный крик «Оно!». Мы вылезли на хребет. По словам Макса, этот вариант подъема оказался значительно положе и безопаснее, чем тот, которым прошли в январе. Дальше – на юг по хребту на г. Шахматную. На хребте средняя метель, видимость минимальная. Слева и справа карнизы и обрывы, но гребень шириной 5-6 метров. Глядя на восток однозначно понятно, что линия сегодняшнего подъема была оптимальная.

16

Увеличение крутизны склона указывает на то, что мы поднимаемся на вершину Шахматной. Высота 711 м. Тут ветер и метель уже не шуточные, но обратной дороги нет, необходимо проходить гору, сворачивать некуда. Единственный плюс, что относительно не холодно, руки в легких перчатках не мерзнут. Показался тригопункт, подходим к нему, Макс воодушевленно сообщает о том, что с этой точки «На север – вид шикарный, на запад шикарно-грандиозный — весь Камышовый хребет, ну а на юг, так вообще оргазмический — видно саму гору Рудановского». Мы на юг видим примерно 10 метров склона уходящего вниз, ну и белую-белую пелену воющего ветра, и нашего воображения для описанного товарищем состояния организма по всей видимости не хватает.

17

Уходим на запад. Задача – спрыгнуть на единственную перемычку, но это не так просто в условиях такой видимости, т.к. отрогов несколько. Мы с Даней убегаем вперед, и в конечном итоге как и планировалось спрыгиваем на неправильный отрог. Максов ЖПС с треком и небольшое улучшение видимости вовремя дают нам это понять и мы с минимальными потерями аккуратно перелезаем на соседний, по достаточно неприятному лавиносбросу. С высотой уходит ветер, но снега на этой стороне очень много, и переметы здесь особенно высокие. На очередном подъеме приходится многие из них обходить. За подъемом – спуск, уже к нужному нам седлу, переметы на спуске в человеческий рост, напоминает подушки.

19

Если бы не 25 кг рюкзак, можно было бы очень весело с них попрыгать. Я стартую первым – и объезжаю по лесу, у Дани с Максом другое мнение. В процессе из леса очень забавная картинка, кувыркающихся носом вперед между снежными барханами туристов, но на фото к сожалению моменты кувыркания не получились.

23

Спускаемся все ниже и ниже, в какой-то момент немного сбиваемся с курса, быстро исправляемся и выползаем на нужное нам седло.
20
Перед нами – хребет, ведущий на гору Волчок, и дальше на запад по Южно-камышовому хребту. Метель за это время усилилась, по этому решаем обождать и продолжать маршрут (минимум 3 часа по хребтам и гребням) в случае если немного стихнет.

22

За обеденный час ситуация с ветром и снегом не меняется, более того, их становится больше, поэтому разбиваем лагерь, тем более прогноз на завтра немного лучше.
21
Пройдено всего лишь 5 км, по словам Макса идем с меньшей скоростью чем в январе, но с другой стороны, у нас очень выгодная позиция с точки зрения прогноза и подъема на Рудановского.

18

Получается еще один день хребтов, вплотную к точке штурма, и на следующий день – подъем. Посмотрим, как оно выйдет. Вечером почему-то из рук вон плохо работает спутниковая связь.

День 3, 15 марта 2014 г.

И снова 7:30, время одному из нас запихивать в спальник холодный баллон с газом. Это часть сложившейся рутины, которую ребята практикуют уже пару лет, и в которую мне лично приходится втягиваться. Вкратце рутина следующая: в группе каждый день назначается дежурный, ответственный за тепло и питание. Должность передается по очереди в течение похода, и каждый из нас несет определенное количество провианта конкретно под свои дежурства. В данном походе: 3 полных дня, плюс 2 приема пищи на два запасных дня, а также газ на конкретные дни дежурства. С утра дежурный ответственен за отогрев прогревочного баллона, приготовление завтрака, и по ходу дня, обеда и ужина. Самое веселое конечно, это утренний сегмент: ты сначала вылезаешь из спальника в поисках баллона (храним их только на улице), затем отскребаешь платку от инея изнутри, и, раскочегарив баллон, лезешь из палатки на мороз готовить — со всеми истекающими. Однако, система очень эффективная, и абсолютно необходимая в такого рода походе.

24

Сегодняшний день – Данин, и пока он кайфует, прижимая холодный баллон к какому-то теплому району собственного тела, мы все втроем вслушиваемся в звуки за боротом. Снег по палатке вроде не шуршит, и явного завывания ветра тоже нет. Похоже позитивный прогноз сбывается и вылазка наружу подтверждает это предположение. За бортом — солнце и небо с редкими облаками. Быстро-быстро пакуемся, и снова выходим на лыжню. Ребята уходят вперед, я их фотаю на подъеме, и через двадцать минут мы на водоразделе Южно-камышового хребта.

25
Впервые за три дня открываются окрестности. На самом деле, места очень живописные: кругом горы, занесенные снегом, на фоне синего моря, местами идет снег, местами туман.

26

У меня сразу появляется чувство масштаба и расстояния. Гребешок, по которому ползем, довольно-таки узкий, с шапками, наддувами и свалами по обе стороны. Гора Волчок (717м), виднеется впереди, за серией небольших «качелей» и карнизов. Идем по гребню, осторожно, при этом Даня несколько раз умудряется упасть, в т.ч. один раз с наддува.

27

На подходе к основному массиву Волчка погода оказывается менее благоприятной, дует ветер, мы заползаем на гору.

28

Быстро проходим серию холмов, и вот она, перемычка уходящая к горе Тамаре, которая, в свою очередь, переходит в плечо г. Рудановского и начало хребта Шренка.

29

Состояние снега – шикарный пухляк, чуть выше колена. В очередной раз жалею, что на мне тяжеленный рюкзак. Летим вниз, оглядываемся назад – с этой точки хребет не кажется таким уж экстремальным, как на гребне.

30

А тем временем на юге… словно, в замедленной съемке, словно телепортируясь по частям, возникают туманные очертания.

31

Она, она… г. Рудановского. Большая, белая, брутальная… словно Эверест…

32

Люблю этот момент, когда так видишь вершину впервые на маршруте. На секунду замираем, наслаждаясь видом, ведь может быть завтра в это же время мы окажемся там.

33

Но до этого километры и километры, а у нас качели – вверх, вниз, карнизы и склоны.

34

Выходим в красивый лес, время обеда. В этот момент окончательно и бесповоротно небо очищается, и начинает жарить солнце.

35

36
В обед Даня угощает самым вкусным обедом – хемультаном , это суп из морепродуктов на соевой основе (мисо). Вкуснее него в этом походе нет ничего. Продолжаем путь, в сторону горы Тамара, ярко выраженного хребта в этом месте нет: длинные, обширные плато, с небольшими холмами и кочками, проходятся как душе угодно. В какой-то момент проходим под рядом огромных карнизов, там же начинается первый подлип, поэтому мы убегаем наверх сквозь щель в карнизах на хребет. Рудановского уже ближе, предстала перед нами всей своей красой и манит нас снежными веровыми флагами.

37

А у нас жара, и мы ползем по очередному спуску вниз. Наконец выползаем на гору Тамара (627 м) – которая скорее — широченное плато, заросшее лесом. В этот момент начинается сильнейший подлип, и мы резко теряем скорость.

38

Тащимся, поднимая по 3-4 кг снега с каждым шагом, тем более штурман повел нас по западной стороне, из-за того, что восточная сторона заканчивается мощнейшими карнизами, и спуск небезопасен.

39

Подлип убивает, спускаемся с горы в седловину, вымотанные настолько, что готовы прямо тут и остановиться. Впрочем, в этом месте – котловина из нескольких больших ям. Возможно летом мелкие озера. По словам бывавших здесь – крайнее место для ночевки перед подъемом на Рудановского. Лагерь разбит, ужин, и мы снова в палатке. Пройдено 14 км. День смешанной сложности. Гребешки вначале и подлип в конце дня были основными препятствиями. По сути в этот день заканчивается подход к нашей основной цели – г. Рудановского. Примерно в этом же месте формально начинается хребет Шренка, отделяясь от Южно-камышового хребта.

42

  • автор отчёта Беляков Г.

День 4, 16 марта 2014 г.

В длинном автономном походе, один из показателей того, что вы «оторвались» от связи с внешним миром, по крайней мере для меня — это очень странные сны. Поварившись в собственном соку, в условиях ограниченного общения и монотонного ритма, подсознание начинает выдавать исключительно выдающиеся и странные картинки и сюжеты. Накануне, Макс развлекал нас рассказом о каком-то замке, с очень богатыми людьми, перед которыми он каким-то образом провинился, и что его сказочным образом спас какой-то добрый кореец. Мои мозги этим утром выдали целых два перла, в одном из которых меня с двумя неопознанными друзьями сбил поезд, и нас потом собирали на генном уровне, и мы проснулись 10 лет спустя, и как все вокруг изменилась…

Сон прервался зовом Дани: «Дежурный, вот твой газ»… Охлажденный до -18 баллон (а именно такую температуру казал градусник) перемещается мне в подмышку, и я пытаюсь вспомнить подробности сна. Странно, как быстро они забываются. Зато вспоминаю, что посреди ночи, я проснулся, и минут 30 не мог заснуть с чувством какой-то тревоги. Накануне Макс рассказывал что-то о том, что с завтрашнего дня начнется альпинизм, и что одно место в пути — 8-метровый козырек, с которого они в январе спускались, вырубая ступени. Меня его энтузиазм на эту тему сильно не впечатляет — я, откровенно говоря, побаиваюсь этого места, представляется эдакая «ступень страха». Ну и других потенциальных мест за одно с ней.

Но с утра, мыслей этих не осталось, тем более мое дежурство, поэтому делаю все очень оперативно. А еще этим утром у меня лично большое радостное событие уменьшающееся в 2 сладких слова. СМЕНА НОСОК. В поход 9+2 у нас по 3-4 пары носок, которые за день ходьбы в ботах промокают до такого состояния, что их можно выжимать. А комфорт ног, в таком походе, с такой дополнительной нагрузкой – один из ключевых факторов.

Стоит проворонить ноги, и получаешь очень болезненные мозоли. Еще хуже вариант с отморозкой ног, может довести до того, что придется сходить с маршрута. И хотя мы сушимся в палатке каждый вечер, по часу, а то и более, особо нам это не помогает. Таким образом день смены носок на новую, сухую пару становится воистину знаковой и вожделенной датой. Натягиваешь это трикотажное изделие, смакуя его сухость каждым квадратным миллимиетром ноги, а товарищи смотрят на это грустно-завистливыми взглядом… Собственно говоря у меня сегодня именно такой знаковый день. Однако мы не сдаемся, и продолжаем искать способы высушить носки в течение дня….
43

Мороз зимой, подобно комарам летом, увеличивает скорость сборов, и мы выскакиваем на маршрут примерно в 9:15. Выходим из нашей котловины, ломая пятисантиметровую корку. Погода шепчет: полностью отсутствует ветер, облака только в районе г. Спамберг, поднимающейся красивым белым массивом на юго-западе.

44

Идется легко, великая и ужасная 8-метровая ступень страха проходится без каких-либо сложностей, просто снимая лыжи. На самом деле, выглядит оно неприглядно, но к этому моменту намело столько снега, что ощущения бритвы уже не возникает.

45

Ползем, и ползем дальше, гора на подходе смотрится монументально. За 700 метров до вершины, Даня, который выходит вперед, останавливается и начинает натягивать кошки. Дохожу до него и следую его примеру. Только вот одевал я их последний раз 6 лет назад.

46

В результате, всадил себе два зуба кошки в ладонь — брутальные дырки, кровь… Даня видя это безобразие, показывает мне как одеть кошку правильно. Вторую одеваю сам, без членовредительства.

47

Ползем дальше, выходим на пред-вершину. И тут начинается… то что я называю «постановочной лихорадкой». Снимаем, слева, справа, сверху, снизу, с очками и без… В результате, снимается портрет Дани, на котором он на Мэра подъезда не тянет совсем, а больше похож на трансформера Бамблби.

48

Но все своим чередом, а мы уже подползли к вершине, и как-то обыденно, совсем не героически на нее взошли. Это высшая точка нашего похода, Вершина 925 м. Рудановского.

49

Настроение поднялось на несколько делений – во-первых вид отсюда изумительный: Шренка на юг, Спамберг на запад, Южно-камышовый хребет и Жданко на север, Долинский хребет и Охотское море на восток.

51

52

53

55

56

Поздравляем друг друга, фотаемся и наступает время идти дальше.

Подхожу к южному краю вершины… тут какой-то подвох, спуска никакого нет, такое ощущение что там обрыв… вопросительно смотрю на парней, а они и не собираются туда спускаться.

57

Даня машет рукой: «Пошли», и начинает сваливаться на кошках прямо на запад… хотя южная сторона западного отрога – один сплошной наддув. Но доверяемся Даниному опыту альпиниста, идем за ним… Погода испортилась, с запада притащило облака, идет снег… видно что это локально, но утреннего чистого неба практически не осталось. Даня сворачивает на юг – нашел дырку в карнизе, и спускается. Мы за ним, снег тут глубочайший – проваливаемся местами по пояс, опасно, поэтому стараемся пройти участок как можно быстрее. В 50 метрах ниже – одеваем лыжи. Смотрю наверх – край к которому я подошел – 10 метровая стенка – обрыв, прямо альпийский вид… Оглянулся, а парни уже укатились далеко вперед, спешу за ними.

59

Сбросив высоту на 200 метров находим спокойное место, и останавливаемся а обед. Особых эмоций на этот раз нет, лапша она и есть лапша. Выдвигаемся дальше, окончательно переходим на хребет – на восточную сторону. Слева (восток), внизу маленькие склоны и один сплошной обрыв, 45 градусов и больше, справа (запад) тоже крутые склоны, не настолько, и с некоторой растительностью, но все равно из серии «если покатишься по такому, то уже до самого низа, ну, или, до первого дерева». Ну и самое главное, теперь уже не под, а перед нами длинный, острый гребень хребта Шренка.

60

Гребень – словно дорога мощенная желтым кирпичом в изумрудный город. Нет она конечно не желтая, но однозначно дорога, убегающая то вверх, то вниз, на всем продолжении хребта. Ну что же, let the hunger games begin! Сначала все просто, но вот появляются «кочки» и «упыри», которые по мере приближения становятся все выше. На втором упыре, высотой около 10 метров мы упираемся в реальное препятствие. Итак, дано: 10 метровый резкий подъем. Если по хребту, то слева незащищенный ни чем 35 градусный склон 10 метрами ниже переходящий в обрыв и лавиносброс. С другой стороны – тот же уклон, но заросший кустарником с ребром в 15 метрах. Что за этим ребром не понятно. Прямо на вершине упыря – метровый наддув.

61

Даня отважно, но не очень быстро зарубается кантами лыж и начинает обходить склон слева. Видно что там корка, а под ней плотный фирн. Даня идет медленно. В этот момент я осознаю, что ни при каких обстоятельствах я на этот склон не полезу.

62

Во-первых, это выше моего порога риска, мне просто страшно, во-вторых, объективно геометрия прямых бэккантри лыж позволят цепляться кантами намного лучше, чем моими «приталенными» скитурами. Даня прошел метров пять, в этот момент я громко вслух обозначаю свою позицию: «Я туда не пойду». Даня останавливается, начинает активно представлять свое видение ситуации, Макс все это слушает со стороны. Но я уперся, как в дискуссионный, так и в собственный психологический тупик, и меня на этот склон просто не затащишь. Макс видя все это начинает говорить: «Даня, есть другой путь…» Даня делает еще один шаг в сторону от нас… и у него из под лыж, вниз начинает сползать доска из корки, во всю длину лыжи… Даня удерживается, Макс реагирует на все это: «Так, все назад!». Даня очень аккуратно сантиметр за сантиметром возвращается.

63

Решаем преодолевать ступеньку следующим образом – Даня поднимается по ребру прямо на верх без лыж, смотрит, как лучше, по ребру или с западной стороны через лес, и мы уже идем за ним. Даня, профессиональный альпинист, делает свое дело быстро, и по его слова, траверзом с запада ни капли не лучше чем с востока. Макс поднимается вторым, выбирая еще более безопасный путь. Забираясь, зовет меня, и я следую точно по его следам. Уфф… поднялись. Есть небольшое облегчение, но однозначно этот конкретный момент был исключительно напряженным, однозначно пришлось преодолевать себя. А напряжение начинает накапливаться. Застегиваем лыжи, и двигаемся дальше на юг. Спуск с упыря совершенно обыденный и простой, по сравнению с подъемом. Мысленно обзываю этот эпизод и само место «прохождение второй ступенью страха».

64

Перед нами – гора Поднебесная, высотой 690 метров. Ее северная сторона напоминает памятник советским космонавтам на ВДНХ – ребро взлетает дугой прямо к самой вершине. С другой стороны, карнизы здесь правильной квадратной формы, напоминающие крепостную стену. У меня сразу ассоциации с Великой Китайской стеной. Собственно, отсюда и название горы.

Подъем на гору, и преодоление всех кочек, уже не такое напряжное, но достаточно опасное, и мы медленно вылезаем на гору. Даня продолжает идти на лыжах, мы с Максом одеваем кошки. В принципе, подъем оказывается не очень сложным, хотя и медленным. Высота горы даже не дотягивает до 700 метров, но вид отсюда красивый. Рудановского во всей своей мощной красе, и бесконечный Шренк, на юг, на юг, на юг… На спуске обнаруживаем, что начался подлип, идем некоторое время, но он становится все сильнее и сильнее. Скорее всего, Кутузовский перевал: цель на сегодня недостижимая, поэтому не доходя до него около 2.5 км, находим красивый отрог, на котором устанавливаем палатку. Получается красивейший горный лагерь, а погода тут вообще. Ни ветринки, плюсовая температура, и залитые солнцем склоны. Лепота, немного помогающая снять моральную усталость. Сушимся насколько возможно, кушаем и в койку… Обсуждаем разные вещи, выясняется странная вещь: у меня не хватает одного запасного обеда, причем самого вкусного – хемультана. Пытаемся вычислить, что с ним могло стать, на фото моей паковки его явно нет, но Макс точно помнит что отдавал его мне. В общем, этот вопрос становится центральной логической загадкой всего похода, и мы дискутируем о возможных вариантах всю оставшуюся дорогу.

65

Засыпаю думаю о том, каким для меня был этот день. А был он для меня по настоящему морально тяжелым. Нельзя сказать, что под кочкой я психологически сломался… но прогнулся довольно-таки сильно, и снова, как 6 лет назад, завоевывал свой страх. Courage is not the abscence of fear, помните? Что же, надо собраться силами, поспать, завтра еще один такой участок – по карте второй кластер Шренка по сложности примерно такой же как и первый. Пройдено 11 км. Макс грохнул себе палку, отвалилась корзина – большая проблема, но вроде удается ее закрепить, при помощи серого (розового) скотча, который просто обязан спасти мир поход.

День 5, 17 марта 2014 г.

Встали, собрались и выдвинулись. Дистанционный экватор похода придал немного дополнительных сил, да и хочется уже поскорее пройти самые сложные участки. Кутузовский перевал оказывается не таким уже близким. Вернее, по расстоянию ничего не изменилось, но по пути приходится терять время – после долгого, не особо примечательного траверза – высокий крутой холм, который надо обходить. Даня идет на лыжах, мы с Максом одеваем кошки, ибо траверз с севера, который мы выбрали – крутой, с минимальным количеством деревьев. Кошки держат, но не эффективны, на спуске на Кутузовский перевал долго-долго ползем вниз, пока Даня ждет нас внизу. На этом кошки мы убираем, и больше до конца похода не достаем.

66

В этот конкретном месте заканчивается первый кластер – хребет выгнут дугой на запад, с большим перепадом высот.

67

Как только проходим дугу, в основном траверзом, по совсем неприятному лавинному склону, пред нами гора Кутузовская. Она не очень высокая (690 м), но очень крутая, и пока мы ползем зигзагом наверх, вершина, нависает прямо над нами, словно мы где-то в Гималаях. Делаем паузы, так как подъем реально крутой, да и мы уже начинаем уставать. Вершина, традиционное фото, панорама, и вниз. Спуск не такой напряжный как подъем, и вот уже мы в седле. Все, привал, время обеда.

67-1
Макс варганит свой хемультан, который все ждут с нетерпением, и мы одновременно обсуждаем карту: есть некоторое несогласие касательно того, что перед нами прямо по пути. Обед пролетает быстро, и вот мы уже «снова в седле». Впереди очередной брутальный холмик, на который не понятно как лезть, но как говорят англичане «давайте переходить этот мост, после того, как подойдем к нему».

68

На самом деле, очень часто издалека препятствие кажется совершенно непреодолимым, а когда подойдешь, сразу находятся варианты, или, как раз, наоборот. В общем, подползаем, по пути проходя очень живописные обрывы и наддувы. И вот, перед нами 30 метровый уходящий вверх гребень, градусов 35-40, на лыжах, естественно непреодолимый.

69

Фактически зеркальное отражение первого утреннего холма, но чуть более драматичное с точки зрения уклонов, и обрывов вокруг. Решаем траверзить по северной стороне. Даня идет первый, в какой-то момент попадает на бетонный участок, срывается, и сползает вниз, повисая на лыжах вверх ногами на дереве, сопровождая сие действо каскадом самых изящных походных выражений: про холм, снег, канты, лыжи и их изобретателя, а также его матушку… От помощи отказывается, и пока он выбирается, мы зарубаясь кантами в бетон, проползаем чуть выше. Я, кстати, пользуюсь ски-кошками и на бетоне они работают.

71

Но как только появляется 5-10 см свежего снега, толку от них уже нет. И опять, гребешок, наддувы, и большая гора впереди – г. Новомберского, высотой 771 м. Гора обширная, с вершиной размером с половину футбольного поля , и подъем на нее совсем простой… Наверху останавливаемся на небольшой полдник.

72
Впервые за весь поход, достаю телевик, т.к. видимость отсюда отличная – «расстреливаю» Рудановского, Жданко, Шренка вперед и назад в «правильной геометрии» так сказать… Продолжаем путь, спуск горы противнейший, совершенно небезопасный траверз по нагретой солнечной стороне… проходим по одному, без лыж.

73

И опять… гребни и кочки, кочки и гребни. Правда, хотя на карте этот участок выглядел, ну очень неприятно, в реале оказывается все очень даже проходимо. В какой-то момент проваливаюсь в трещину по грудь.

74

Лыжи застревают в стланике и я выбираюсь только при помощи Макса. Вдоль наддувов таких трещин становится все больше и больше, и глубина у них большая. В общем, доползаем до очередной череды вершин – гора Чирикова (760 м) с тригопунктом с шестью массивными гвоздями в деревянной подставке для теодолита. Максова палка кстати, держится отлично. В очередной раз серый (розовый) скотч спас мир.

75


Времени – 4 часа, нам вроде надо добраться до седла, но тут возникает какой-то недетский подлип, что идем мы не просто медленно, а сверхмедленно.

80

В общем, через 15 минут, чуточку отойдя за гору Чирикова, ребята находят относительно пологое место, и мы встаем на ночлег. Высота около 700 метров. Стоим на юго-западной стороне, в 10 метрах под гребнем. Один из нас забирается на самый гребень с телефоном… ба, да тут есть связь!!!

81

Соответственно, эта конкретная точка получает кодовое название «конференц-зал», и мы по очереди ходим туда утолять телекоммуникационный голод. Хуже всех получается у меня, т.к. мой телефон пытается вытащить те 500 писем, которые пришли на мое рабочее мыло за крайние 6 дней, т.к. я забыл отключить прием данных.

79

В конечном итоге я плюю на это дело, тем более в конференц-зале начинает дуть холодный ветерок, спускаюсь в лагерь, и звоню домой по спутнику.

78

Этим вечером макароны наше все, обычная рутина с ужином, сушкой и запрыгиванием в люльку. Еще один тяжелый день, практически пройден второй горный кластер Шренка, 11.5 км.

83

Тяжело, скорее психологически, чем физически. По результам двух прошедших дней решили, что нашу компанию вполне обосновано можно называть «Трус, балбес и бывалый»… Распределение ролей предоставлю читателю.

День 6, 18 марта 2014 г.

Встали. -8 с утра, дует ветер, но не сильный. Стремительно собираемся и выходим практически в 9 утра. Небо затянуло, но никаких осадков, и ветер тоже подутих. Странная погода. Путь начинается с адских качелей – сначала ползем на холм 100 метров, затем спускаемся в седло на 200 метров, потом снова заползаем наверх на 100 метров… Вышли из второго кластера и наслаждаемся широкими пологими вершинами. Переходим к третьему кластеру, и он начинается с «египетской пирамиды». Путь преграждает сильно крутой конус, на который подниматься смысла нет никакого… Пытаемся его обойти. Но конус примерно одинаковый со всех сторон, крутые 35-40 градусные склоны… либо заросшие, либо совсем пустые – ни там не залезть, ни тут… В общем в конечном итоге находим подобие ребра, и начинаем по нему карабкаться.

84

После 20 минут пыхтения, выползаем на вершину. Макс подняв обе руки, отмечая «присутствие 2 понятых» говорит : «Сегодня, 18 марта 2014 года, торжественно называю эту вершину «Ленкин пуп».

86

Ленкин пуп – начало очередного кластера хребта, господствующей высотой в этом районе является гора Лучевая (636 м), расположенная чуть южнее. На самом деле, от горы, словно лучи, в четыре стороны расходятся отроги. Средняя высота упала где-то на сто метров, и хотя с востока по-прежнему отвесная стена, с запада хребет стал намного положе. Идем по длинным переходам, в этом районе огромное количество следов: заячьих и лисьих.

85

Интересное наблюдение: лисы идут очень осторожно, на наддувы не выходят, держатся линии деревьев. А вот зайцы, им все пофиг. По краю, какими-то дикими траверзами, под наддувами, и через них… в общем, зайцам все равно. В одном месте наблюдаем совершенно безумный траверз зайца, и удивляемся тому, что он удержался в этом месте.

91

Сами обходим кочку с другой стороны. А там, густые кусты вперемешку со снегобетоном – неприятнейшее сочетание… сползаешь на деревья постоянно. Иду первым, и в очередной раз сползая на куст, чертыхаюсь вслух: «Зайчик знал, какая тут х…» Парни смеются.

88

Очень тепло, обедаем вкусным харчо от Дани, и дальше снова в путь. На г. Куница (711 м), высшей точке кластера– тригопункт, в подставку теодолита забиты 3 больших гвоздя. Макс смотрит на это и, вспоминая 6 гвоздей на Чирикова, замечает: «Видно до этой точки из шестерых дошли только трое».

89

Идем дальше — нудные и бесконечные качели. Скорость сильно уменьшается, т.к. начинается подлип. Задача – попытаться дойти до г. Бесстрашной, за которой должно быть большое седло с лесовозной дорогой.

92

Но чтобы туда дойти нужно пройти 4 (!) абсолютно одинаковые вершины, с неслабым перепадом, и после двух мы начинаем искать место для ночлега. В 100 метрах ниже на западном склоне хребта я вижу дорогу, и предлагаю свалиться туда, парни сначала сомневаются, но в конечном итоге мы спускаемся и встаем на этой дороге, на ребре склона, чтобы обезопасить себя от потенциальных лавин . Пройдено 14.5 км.

93

День 7, 19 марта 2014 г.

Сны становятся все изощреннее и изощреннее. На этот раз в подсознание родило какую-то смесь семейных проблем с фильмом «Голодные игры», посмотренным перед походом. Парни усмехаются и выдвигают непристойные версии причин подобных снов. Самое интересное, что сон мне показался очень интересным, но что там было я через 20 минут повторить не могу. Снаружи -12, вторая по холоду ночь, и снова мое дежурство. Выходим не совсем синхронно, но спустившись по дороге в седловину, объединяемся. Некоторое время снимал красивый кулуар с большой сошедшей лавиной. Дорога, мощнейшая. Оплетает хребет с разных сторон. Делаем предположение, что это – дорога из Стародубского в Костромское, проходящая через весь остров. Конечно на обычном авто по ней не проехать, но на джипах или велосипеде – может быть интересно.

96
Макс, как, впрочем и мы с Даней, каждый день испытывает разные варианты сушки носок. Основной проблемой сушки носок при нашем методе передвижения является то, что где-бы ты их не разместил, в конечном итоге на них попадает мокрый снег. Либо рюкзак кладешь в снег, либо сам садишься, в общем, часы сушки идут насмарку. Сегодня Макс предпринял наиболее радикальный вариант – разместил носки «трехдневной выдержки» под резинкой своих горных очков. Кого-то он мне напоминает своим видом…? Проблему с попаданием снега, такой подход решает, но в какой-то момент, он, догоняя меня, требует: «Гриша, снимай меня на фото, потому что все, снимаю я это… жизни никакой от них нет…» Говорю ему, что настоящий Джедай не должен обращать внимания на такие мелочи… Впрочем, как выясняется, моя прическа, очки и выражение лица ему тоже кого-то напоминают… Эко нас накрыло!

97

105
По сравнению с предыдущими днями, хребет уже совсем не сложный, гребешок конечно присутствует, но градус критичности понижен, хотя имеются тут и стеночки, и качели, и узкие места. Идется в любом случае легко, погода хорошая, но начинает подниматься ветер. Впрочем, он нам больше в спину, поэтому, опять же, критичность минимальная. То что вчера издалека казалось конечной точкой хребта, вполне им и оказывается. И вот уже перед нами г. Тригони, высшая точка этого кластера, высотой 557 метров. Прямо перед ней массив, с начинающим выползать из под снега стлаником. Здесь практически нет деревьев, гребешок снова узкий, с подъемом. Ползем, и в какой-то момент проползаем траверзом неприятное место, над снежным обрывом, небольшим, но падение на упирающийся в него лес может быть малоприятным. Прямо перед Тригони – седло, в котором останавливаемся на обед. Снег рыхлый, уже начал отпускать, поэтому мы местами проваливаемся в стланик и глубоко.

99
Во время обеда не смотря на жарящее солнце, зябко т.к. нас продувает ветром. В процессе обсуждения, решаем, что сегодня, пожалуй, есть смысл сделать рывок, и встретить вечер дома. С этим согласны все. Данила развлекает нас тем, что закидывает спальник для сушки на высокий сухостой, а потом не может снять его. Вопрос решается «криком «киийя!»… и ударом ноги…» и хрустом ломающегося ствола — в лучших традиция индустриального апльпинизма нашего островка.

100

Подъем на Тригони подозрительно простой, 15 минут и мы на вершине, но тут возникает небольшая проблема. С южной стороны эта горка совсем не пологая, а очень даже крутая. Однозначно 35, а то и больший уклон. Разделяемся во мнениях, как лучше спуститься. Я спускаюсь через редколесье на юго-запад, Даня сползает по гребню прямо вниз. Макс идет за мной, и в конечном итоге мы сваливаемся на юго-восточный склон, откуда выбираемся в седло. Спуск – как минимум 120 метров, совсем не шуточный. Благодаря этому конкретному месту мысленно повышаю категорию сложности самого южного сегмента хребта. Ну и при определенных условиях, он однозначно лавиноопасен.

Хребет и здесь остается верным себе, и мы ползем качелями по наддувам, хотя елки внизу в долине гораздо ближе — текущая высота около 450 метров. Начинается подлип, и в определенный момент парни снимают камуса. Я этого сделать не могу, так как у меня все же горные лыжи, поэтому они быстро убегают вперед . Я же борюсь как могу с подлипом, пытаясь уходить в тень, где снег не такой мокрый. На самом деле, подлип зависит даже не столько от температуры снега, сколько от температуры самого камуса. Как только удается хоть немного охладить, например на быстром спуске, снег перестает липнуть. Через 5 минут прогулки по «теплому» участку, начинаешь поднимать килограммы лишнего снега. Проклиная раннюю весну, а также камус, горные лыжи и все что с этим связано, неожиданно придумываю фразу: «Камус – он как пиво. Катит только когда холодный». Моему, психологически надорванному мозгу, сия фраза кажется исключительно остроумной и глубокой.

101
На очередном подъеме догоняю ребят, хоть идти по плоскости и под горку им проще, в горку насечки помогают не так хорошо, поэтому там где я иду прямо, они ползут зигзагами. Моя гениальная фраза о камусе, не вызывает у них никакого восторга, из чего делаю вывод, что ничего умного я не придумал.

Перед нами последняя кочка. Гора Б. Пилсудского (419 м). Заползаем на нее с разных сторон, ребята траверзом, я в лоб. И тут, наверное, один из самых прекрасных видов за весь поход. Широкая долина, река, и главное то, что эта гора явно крайняя точка хребта. За ней, только путь вниз, в долину, и, самое важное… прямо под хребтом – прочищенная дорога и звук бензопил. Это значит то, что сюда можно проехать, и что наши шансы вернуться домой в приличное время вечером резко повысились.

103
Поздравляем друг друга, фотаемся, делимся впечатлениями. Замечательное ощущение завершения большого дела, настроение зашкаливает. Отзваниваемся на эвакуацию, домой, делаются разные заказы домашним на тему ужина и вечерних развлечений. Начинаем спуск вниз, который занимает минут 40, до тех пор, пока мы не упираемся в лесовозную дорогу. Грязь, черный снег и глиняная колея трейлера режут глаз, после недели белоснежных хребтов, тут внизу уже начинается полноценная весна. За 15 минут выскакиваем на основную дорогу, и собственно говоря, садимся ждать нашу эвакуацию. Варю крайние макароны этого похода, появляется Серж на своем Прадике, и на этом эпопея Шренка завершается.

Через полтора часа мы в въезжаем в весенний суетливый город, и расходимся по домам. Туда, где нас ждет много-много тепла…

 

  • участники Волосович Д., Беляков Г., Пасюков М.
  • автор отчёта Беляков Г.

Эпилог: ощущения от похода и пара мыслей напоследок

На самом деле, можно все уместить в три слова Макса, в тот момент, когда он отзванивался с хребта Емичу: «Шренк — это космос!». На самом деле, маршрут ожидаемо, или неожиданно оказался исключительно интересным, разнообразным, сложным и живописным.

Время похода выбрано очень удачно. Получилось, так, как будто начали мы зимой, по пояс в пухляке, а закончили в разгар весны, настолько разились условия в северной и южной частях хребта. Другими словами мы испытали зиму, но в конечном итоге особо сильно не замерзли, не смотря на то, что температура опускалась до -18. Единственное упущение для весенних условий – не было средства от подлипа, вернее просто забыл, а ведь оно у меня было.

Сознательно выбрали более сложный вариант маршрута, по принципу «максимальное покрытие» и от «сложного к простому». Под максимальным покрытием подразумевается то, что хребет прошли, можно сказать: «от макушки до кончика хвоста». Именно по этой причине заходили с запасом c Южно-камышового хребта (впрочем это не единственная причина… там еще супер красиво). С другой стороны, у похода под эгидой «на хребет Шренка» есть куча потенциальных вариантов, в разных его частях и по длительности. Этому способствует естественная разделение хребта на сегменты, которые я обозвал кластерами. Места их разделения, например Кутузовский перевал позволяют осуществить подход и эвакуацию в этих конкретных точках. Из потенциальных походов, которые можно уложить в несколько дней, или даже в одни выходные я бы выделил вариации подъема на г. Рудановского – с востока и с севера, сокращенный вариант хребта с началом подъема с Рудановского, или даже ПВД для новчиков – г. Б. Пилсудского – г. Бесстрашная. В общем, вариантов очень много.

Еще момент, к вопросу о лучшем средстве передвижения. Пройдя маршрут на легчайшей версии скитуров, и наблюдая за ребятами на бэккантри лыжах, в следующий раз я однозначно отдам предпочтение бэккантри варианту. При отсутствии катального сегмента, лишний вес и сложность скитурного комплекта кажется неоправданной. На траверзах дополнительное неудобство создавала «приталенная» геометрия скитуров. На склонах где ребята проходили прямой лыжней без проблем, я постоянно соскальзывал, и это было неприятно. Ну, и, наконец, съем камуса в моем случае превращает малейшую кочку в непреодолимый пик.

Ну и напоследок еще раз о психологии. В очередной раз горы преподносят урок. Тот самый насчет страха и смелости. Без страха ее не бывает. Боятся все, но движутся вперед только те кто находит в себе силы быть смелым.

Собственно говоря наверное все. Было здорово, больше спасибо за то, что прочли до конца. Смею надеятся что вопрос «зачем?» стал немного понятнее… Ну а если не совсем… я не знаю как описать… то что чувствуешь, когда в течение нескольких недель закрываешь глаза, и видишь перед собой одну и ту же картинку… Вот эту…

март 2014г

  • автор отчёта Беляков Г.